© 2022 Издательство журнала EdExpert
ED-БЕСЕДА

Пусковой механизм

ED-БЕСЕДА
Пусковой механизм
В беседе с главным редактором EdExpert Денисом Кравченко руководитель Федерального координационного центра по обеспечению психологической службы в системе образования РФ Ольга Ульянина рассказывает о стремительно растущей роли этой институции в современной школе, об особой миссии школьного психолога.
Ольга Александровна Ульянина
доктор психологических наук, член-корреспондент РАО, руководитель Федерального координационного центра по обеспечению психологической службы в системе образования Российской Федерации (ФГБОУ ВО «Московский государственный психолого-педагогический университет»), главный научный сотрудник научно-исследовательского центра Академии управления МВД России, профессор департамента психологии факультета социальных наук НИУ ВШЭ
Актуализация профессии
Ольга Александровна, мы видим, как интенсивно растет роль психологической службы в системе образования. Совершенствуется нормативная база, развивается сетевая инфраструктура, растет профессиональное сообщество. Значит, сформулирован запрос и есть объективные предпосылки?
Конечно, мы реагируем на то, что происходит с современными детьми — социальная ситуация развития, интенсивность изменений и ритм жизни, информационное воздействие, трансформация общества и т. д. Риски и угрозы, в которых дети развиваются, формируют запрос родителей, учителей, классных руководителей. Социальный запрос продолжает оформляться и расширяться, он является основным стимулом для развития психологической службы и тех профессиональных компетенций, которыми должен владеть современный педагог-психолог.

Когда я в свое время поступала в педагогический университет на специальность «педагог-психолог», мои преподаватели говорили, что это профессия будущего. И только сейчас, спустя пару десятилетий, ко мне пришло ощущение, что это профессия настоящего, она стала очень востребованной, актуальной.
Какими основополагающими документами регламентируется ваша деятельность и какая у нее структура?
Мощным импульсом к развитию стало в 2017 году создание Концепции развития психологической службы в системе образования. Это была командная работа специалистов Министерства образования и науки Российской Федерации (его возглавляла тогда Ольга Юрьевна Васильева, и это во многом плод ее трудов), Российской академии образования, Московского государственного психолого-педагогического университета, Московского государственного университета и многих ведущих научных и образовательных организаций. Внесли свой вклад и практики, в том числе главные внештатные педагоги-психологи. Но стремительность происходящих процессов, особенно события текущего года, привели к необходимости актуализации концепции, и в мае 2022 года она была обновлена.
Важно создавать в обучении и деятельности ситуацию успеха для ребенка, формировать мотивационную сферу личности и учитывать его актуальный уровень развития
Дизайн психологической службы представлен психологами, педагогами-психологами, логопедами, дефектологами, социальными педагогами, которые работают в детских садах, в школах, в СПО и сейчас уже в большинстве вузов. Фактически в каждом регионе России сегодня также созданы психолого-педагогические и медико-социальные центры (ППМС), психолого-медико-педагогические комиссии (ПМПК). ППМС-центры координируют деятельность педагогов-психологов в садах, школах, колледжах. Они проводят супервизию, различные семинары и вебинары, помогают школьным психологам в сложных кейсах или когда не хватает кадровых ресурсов, а также подключаются к оказанию психологической помощи детям, родителям, учителям.

Координационную и организационную функцию внутри психологической службы в системе образования выполняет институт главных внештатных педагогов-психологов, которые есть в каждом субъекте, их деятельность курируют главные внештатные педагоги-психологи в федеральных округах, а главным внештатным педагогом-психологом Министерства просвещения является Виталий Владимирович Рубцов, президент Московского государственного психолого-педагогического университета.

В рамках реализации Концепции развития психологической службы в системе образования и, к сожалению, после трагических событий в Казани, связанных с вооруженным нападением на школу, было принято решение о создании в декабре 2022 года Федерального координационного центра по обеспечению психологической службы в системе образования в России. Основными целями центра являются координация деятельности специалистов психологической службы в системе образования, экспертно-методическое, научное и информационное сопровождение педагогов-психологов (психологов в сфере образования).
В этом же году на площадке Российской академии образования создан Федеральный ресурсный центр, который курирует психологическую службу в системе высшего образования. В начале учебного года в Министерстве науки и высшего образования России утвердили аналоговую Концепцию развития психологической службы, мы фактически движемся параллельно.

Более того, буквально год назад президент РФ поручил разработать платформу по оказанию психологической помощи детям и родителям для того, чтобы повысить качество и доступность психологической помощи во всех регионах России.

Наше профессиональное сообщество сейчас ориентировано на то, чтобы, с одной стороны, повысить качество и доступность психологической помощи, а с другой — на выработку единых стандартов к ее оказанию.
Импонирует, что вы говорите о сообществе, которое таким образом оформилось, а не о некой бюрократической рамке.
О сообществе. И основная функция нашего центра — это как раз координация, мы организуем взаимодействие между главными внештатными педагогами-психологами, руководителями ППМС, ПМПК-центров в разных субъектах. И это взаимодействие позволяет прийти к единым подходам в работе. Вот, например, случилась трагедия в Ижевске. Помимо того что на место происшествия была направлена мобильная бригада Федерального координационного центра, к оказанию экстренной психологической помощи подключились опытные кризисные психологи из Республики Татарстан, которые уже сталкивались с подобными ситуациями. Такие сложные ситуации разрешаются в профессиональном взаимодействии и с поддержкой друг друга.
Как построена методическая поддержка? Вы даете определенные лекала, по которым строится работа служб?
Действительно, одним из направлений деятельности нашего центра является научно-методическое обеспечение.

Мы проводим исследования в области современного детства, разрабатываем материалы и практические инструменты для психологов. Один из примеров для наглядности — в образовательных организациях есть практика под названием «Неделя психологии в школе», она проходит два раза в год, в апреле и октябре. Мы совместно с Минпросвещения России решили выработать единую информационную, смысловую стратегию в отношении содержания «недель» и предложили коллегам тематические блоки, квесты, игры и мероприятия, которые проводятся с участием детей, родителей и учителей. Они ориентированы, с одной стороны, на повышение психологической культуры, информированности о личностно значимых социально-психологических явлениях, процессах. С другой стороны, они позволяют решать проблемы, с которыми здесь и сейчас сталкиваются школьники.
Внешнее подавление — это не есть конструктивная регуляция того, что у тебя происходит внутри, твоего видения, твоей эмоциональной и волевой сферы, в конце концов, твоей успешности. И роль психолога в такой модели школы возрастает стократно
В октябре мы реализовали программу «недели» в формате большой психологической игры для всех участников образовательных отношений и во взаимодействии старались развить общую психологическую культуру, а попутно решали прикладные задачи. Например, по формированию навыков межкультурной коммуникации, по работе с эмоциональной сферой: как справиться со стрессом, как научиться регулировать свои эмоции, как справиться с тревожностью и страхами. Отдельный блок для детей был посвящен взаимодействию с психологом, мы его так и назвали — «Чем может быть полезен психолог?».
В школу через стажировку
Вероятно, есть директора школ, которые до сих пор не вполне понимают, зачем вообще нужен психолог, воспринимают вас как некую нагрузку и предпочитают иные методы разрешения сложных ситуаций?
Сегодня создано множество нормативных документов, которые четко определяют востребованность психологов в сфере образования, необходимость их существования в каждой школе и направления, которые психолог реализует, причем некоторые обязательного характера, как, например, социально-психологическое тестирование.

Но человеческий фактор никто не отменял, и позиция администрации в отношении психолога, безусловно, важна.

Я придерживаюсь мнения, что авторитет психолога в школе и его востребованность зависят от того, насколько психолог активен, профессионален в своей деятельности и способен сформировать заинтересованность в себе как в специалисте через конкретные результаты работы.
Важно, чтобы психолога расценивали как значимый ресурс в решении проблем, в которых некомпетентны учителя и администрация школы, а их великое множество. Есть опыт школ, где администрация просто гордится тем, что у них есть психологическая служба, где психологи и сопровождают подготовку к экзаменам, и улучшают учебные показатели, ведут детей при подготовке к олимпиадам, работают с детскими спортивными командами.
Вы школьный директор, и у вас задача найти руководителя психологической службы. Какие критерии вы будете прежде всего предъявлять?
Начнем с формальных критериев. Уровень образования — бакалавриат, магистратура, специалитет, они все допустимы и приемлемы для психолога, который работает в образовательной организации. Есть определенные направления подготовки высшего образования: психология, психолого-педагогическое образование, клиническая психология и т. д. Конечно, для работы психологом в сфере образования психолого-педагогическая направленность является оптимальной, позволяющей интегрироваться в среду и строить эффективное взаимодействие с коллегами.

Второй критерий неоднозначный, и я бы не стала на нем настаивать, но могу его просто осветить — это профессиональный опыт. Есть виды психологической практики, которые совершенствуются на протяжении всей жизни, и только с годами ты становишься компетентным. К ним, например, относится психологическое консультирование. Я всегда за молодых специалистов, за то, чтобы их погружать в среду, адаптировать, взращивать.
Соответствие третьему критерию определяется в реальной, живой работе. Стоит посмотреть, понаблюдать за психологом в деятельности, насколько он располагает к себе, как выстраивает профессиональный диалог, демонстрирует профессиональную компетентность. Стоит проанализировать востребованность и заинтересованность в психологической помощи участников образовательных отношений, как часто и насколько активно к психологу обращаются в первую очередь дети, учителя и родители. Стажировка, на мой взгляд, это важный этап.
Новые вызовы и риски
Какие наиболее острые проблемы сохраняются в вашей сфере?
В некоторых образовательных организациях ограниченное количество штатных единиц психологов, их просто не хватает, а количество ставок несопоставимо с количеством обучающихся. Из-за этого может снизиться и качество, и доступность психологической помощи. Очень важно вовремя выявить нежелательные состояния, трудности и проблемы, наблюдая за ребенком в деятельности, в учебе, в общении, поговорить и отреагировать. И для этого целесообразно, чтобы на каждого психолога нагрузка была не более чем в 200−300 детей.

Есть проблема оплаты труда педагогов-психологов. Важно не только обучить и привлечь психолога в школу, но и сохранить его, создав необходимые условия для работы. Низкая заработная плата несет риск совместительства. Как бывает: он и учитель географии, и психолог одновременно. Но когда ты учитель, у тебя есть функция контроля, а она за собой ведет определенную настороженность в отношении детей, выстраивание определенных деловых отношений, барьеры, границы, и это очень сложно уживается с доверием и открытостью, которые предполагают общение с психологом.
Современному ребенку очень сложно быть успешным. Как бы он ни старался, везде успеть не может. Он не чувствует себя хорошим, правильным ребенком. А нам всем это крайне важно, мы же социальные существа по природе своей
Для доверительной беседы с ребенком, для психологического консультирования тоже необходимы определенные условия — комфортные, располагающие, не в каждой школе они есть.

Несовершенен и профстандарт педагога-психолога. В работе мы все чаще сталкиваемся с ситуациями, предусматривающими определенные компетенции, которых нет в стандарте. В 2023 году запланирован его пересмотр. В массовой школе мы пока далеки от идеальной картинки психологической службы, которая реализует разнонаправленную деятельность с дифференциацией и специализацией работников службы.
Например, что следует учесть в новой редакции профстандарта?
Мы хотим включить в стандарт компетенции кризисного психолога, они пока не предусмотрены. Экстренное, кризисное психологическое консультирование — это очень специфическая область. Не каждый психолог возьмется за работу в ситуации потери, смерти близкого и острого горя или подступится к проблеме профилактики суицидального риска.

Пример ижевской трагедии. Там мы имели дело с посттравматическим стрессовым расстройством среди большого количества школьников. Мобильные бригады кризисных психологов уехали. Кто должен выстроить пролонгированное психологическое сопровождение? Оно очень специфично, сопряжено с конкретной образовательной средой и ее участниками, с теми взаимоотношениями, которые были в классах, где погибли дети. В этой ситуации полноценно сможет помочь именно педагог-психолог, который в этой среде работает.
И это лишь верхушка айсберга. Есть еще много-много компетенций, которые необходимы современному психологу для того, чтобы быть действительно помогающим специалистом. Та же проблема кибербуллинга, многие обсуждают, создают законопроекты, но мало кто понимает истинные социально-психологические причины и механизмы этого явления. И не каждый психолог готов взяться за эту проблему, и не потому, что не хочет, потому, что не знает как.
У буллинга и кибербуллинга разная механика?
Масштабы разнятся. Одно дело ты в школе контактируешь с определенным кругом лиц, которые оказывают физическое, коммуникативное давление, проявляют агрессию, преследуют. В ситуации кибербуллинга за счет возможностей интернета и вирту­ального пространства количество вовлеченных в конфликт людей увеличивается многократно.

В школе существуют рамки, нормы, а в виртуальном пространстве у детей не сформирована культура общения, а процесс общения фактически никто не контролирует.
В данном случае мы уже идем не в авангарде, мы идем за ними, потому что «цифровые аборигены» — это они.
Да, то, как они проявляют себя в сети, в разы превышает их возможности в ситуации живого присутствия в школе, рядом с ребенком, в отношении которого осуществляется травля. Если живое взаимодействие мы можем как-то наблюдать и контролировать, то виртуальное остается за кадром, о нем можно даже не узнать, при этом воздействие на психику ребенка и травматизация колоссальные.
Отследить и выявить кибербуллинг крайне сложно, если только у тебя есть контакт с ребенком и он сам тебе об этом расскажет. Я думаю, что мы здесь движемся к централизованному решению проблемы, потому что ни папа с мамой, которые с утра до вечера работают, а вечером занимаются домашними, бытовыми делами, ни учителя, ни любые другие социально значимые взрослые, которые окружают ребенка, не в состоянии мониторить его соцсети и отслеживать риски массовых суицидов, готовящегося террористического акта на фоне экстремизма, актов того же скулшутинга и буллинга.

Я уже не говорю о вопросах, связанных с ранней сексуализацией и ролью соцсетей в этом, с распространением психоактивных, психотропных препаратов в этой среде. Есть очень много того, что мы наблюдаем в виртуальном мире, о чем нам мало известно, и мы на это сейчас никак не можем повлиять. И если не будет технологически продуманных алгоритмов, то и не сможем…
И вы просто будете как скорая помощь…
Мы сейчас часто работаем в режиме экстренного реагирования, как пожарные и скорая помощь. Но есть и другой подход, ориентированный в первую очередь на формирование гармоничной, психологически здоровой личности ребенка, личности, которая через систему ценностей и собственные ресурсы способна адекватно оценить себя, других, ситуацию, способна в целом противостоять рискам, угрозам и проблемам, с которыми сталкивается. Помимо этого, важно создавать в обучении и деятельности ситуацию успеха для ребенка, формировать мотивационную сферу личности и учитывать его актуальный уровень развития при определении уровня сложности образовательной программы и построении индивидуальной образовательной траектории.
Смена парадигмы
Тут неизбежно противоречие: если вы встроились в школьную систему, то вы становитесь проводниками общей политики администрации, учредителя, регулятора в гонке за показателями.
И да и нет. Образовательная организация — это специфическая среда, мы приходим сюда за знаниями, которые получаем, но которые оценивают. Есть определенные правила и нормы поведения, мы ограничены рамками, что изначально предполагает некую ситуацию сдерживания внутриличностных особенностей, проявления которых за эти рамки выходят, но человеческая природа такова, что любое сдерживание и ограничение имеют свои последствия.

Внешнее подавление — это не есть конструктивная регуляция того, что у тебя происходит внутри, твоего видения, твоей эмоциональной и волевой сферы, в конце концов, твоей успешности. И роль психолога в такой модели школы возрастает стократно.




Профстандарт педагога-психолога (психолога в сфере образования) — перечень профессиональных требований, определяющих квалификацию специалиста соответствующего профиля, утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты в 2015 году.

На 2023 год планируется мониторинг уровня подготовки педагогов-психологов и социальных педагогов, работающих в системе образования, обучение этих специалистов и увеличение их численности в школах.

Обучать педагогов-психологов будут по программам выявления и коррекции девиантного поведения. Программы создадут Минобрнауки и Минздрав.
В психологии границы нормы развития очень относительны. Некоторые дети в год начинают разговаривать, некоторые произносят первые слова в три года. Мы можем рассмотреть и другие психические процессы, в том числе и познавательные: особенности памяти, внимания, созревание функций контроля и саморегуляции у ребенка, индивидуальные особенности работы мозга, способности и его интересы. О чем я здесь говорю? Об индивидуальности каждого. Да, личностно ориентированное образование требует индивидуального оценивания ребенка, его возможностей и его достижений, создавая ему, с одной стороны, зону ближайшего развития — это классика нашей отечественной психологии, Лев Выготский, но при этом через ситуацию успеха, то есть ребенок находится в ситуации учебной успешности, а учитель создает необходимые условия.

Я не против оценивания и оценок, потому что любая наша деятельность во взрослой жизни имеет конечный результат, который кем-либо или как-то оценивается, и в этом плане целесообразно приучать к этому детей в школе. Но не забывая об индивидуальном подходе, индивидуальных возможностях! В конечном итоге наша задача не поставить оценку ребенку, а с учетом его индивидуальных способностей и возможностей научить, социализировать, помочь в предпрофессиональных пробах.
Если спросишь любого родителя: «Что ты хочешь для своего ребенка?», он скажет: «Счастья!» А совсем не пятерок-четверок.
Сейчас, к сожалению, не каждый так ответит. Я много работала с семьями в формате индивидуального консультирования и часто этот вопрос задавала. Для меня ответ про счастье ребенка — уникальный случай и бальзам на душу. Ведь в повседневной суете, гонке за показателями, оценками и результатами мы очень часто забываем о главном.

И это в том числе идет из школы. За счет внешних навязанных ожиданий замещаются ценности наслаждения родительством. Современному ребенку очень сложно быть успешным, потому что очень много того, чему он должен соответствовать. Как бы он ни старался, везде успеть не может, и он всегда ощущает себя нереализованным в полной мере, не исполнившим ожидания учителей, родителей, бабушек, дедушек. Он не чувствует себя хорошим, правильным ребенком. А нам всем это крайне важно, мы же социальные существа по природе своей.
Вы за уход из этой школьной парадигмы?
За переход от менторско-директивной парадигмы к партнерской, поддерживающей, направляющей и ориентирующей. Надо чуть меньше значимости придавать академической успешности, учить детей легче к этому относиться, все должно быть в удовольствие и через мотивацию достижения успеха, а не избегания неудачи. Контекст современной школы — это мотивация избегания неудач. Как сделать так, чтобы уйти от ситуации провала экзамена? Как не получить двойку? И т. д. А должно быть все через призму достижения успеха, а это раскрытие личностного потенциала и самореализация.
Мне кажется, следующим этапом развития психологических служб будет работа с учителями и администрацией школы по созданию комфортной, психологически безопасной, поддерживающей, понимающей образовательной среды, теплой среды. И эти подходы есть, роль психолога по созданию среды, по выстраиванию внутренней коммуникации в этой среде исследована и обоснована. Психолог должен во взаимодействии помочь выстроить коммуникацию учителю с ребенком, учителю с родителем, учителю с администрацией школы. Сейчас для администрации школы, для должностных лиц важны показатели, а когда ценность приобретет благополучие, комфорт, атмосфера и счастливые дети, это принесет гораздо большую профессиональную удовлетворенность, а хорошие показатели при таком подходе скорее будут логичным следствием.
Вы верите в низовые инновации, в низовые инициативы?
Да! Недавно в течение полугода я преподавала в Институте образования НИУ ВШЭ учителям и директорам, которые по 20−30 лет работают в школах. Я видела, какие среди них есть преданные профессионалы, любящие свое дело и осознающие его значимость. Такое удовольствие получила в процессе взаимодействия с ними, сама профессионально обогатилась! Могу с уверенностью сказать, что кадровый ресурс у современных школ России для того, чтобы эту идеологию реализовать, есть. И потребность в этом есть. Нужен только пусковой механизм, которым как раз может стать психолог.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще