ED-БЕСЕДА
Хартия вольностей для обычного школьника
«Большая перемена» ворвалась в жизнь образовательного сообщества как государственный конкурс. Спустя полгода стало понятно, что это едва ли не самый массовый конкурс в истории. А еще через полгода проект начал превращаться в живую систему, которой под силу существенно дополнить школьное образование. О том, чем так притягателен и важен проект, EdExpert поговорил с его руководителем Наталией Мандровой.
Денис Кравченко
основатель EdExpert
Наталия Мандрова
руководитель проекта «Большая перемена»
Очень большая перемена
Я слышал, что «Большая перемена» — инициатива для «нормальных» детей, для тех, кто не подпадает под чудовищно некорректное понятие «одаренных». Аплодирую, но все же почему выбран именно этот фокус внимания?
В отличие от сферы высшего образования, школьная среда сейчас напитана (может, даже избыточно) разными проектами. Среди них есть состоявшиеся, интересные. Это и «Сириус» с его региональной сетью, и «Кванториумы», разнообразные региональные начинания. Совершенствуется дополнительное образование, сложилась система олимпиад школьников.

Есть несколько но. Все эти проекты направлены в первую очередь на детей, которые хорошо учатся, на отличников. Система очень зациклена на оценивании, на рамках и границах, внутри которых у ребенка очень узкий диапазон возможностей, чтобы проявить себя и получить подкрепление своего интереса, своей компетентности, почувствовать вкус успеха.

По сути, система принуждает школьных учителей и директоров работать преимущественно с детьми-отличниками, к этому «прикручены» все системы школьных KPI. Пятерочников можно вырастить на олимпиаду, они дадут результат, школа получит позиции в рейтингах, грантовые деньги, а учитель — премии.
В ближайшие 5−10 лет поколение начнет покидать существующую систему, искать для себя новые формы получения образования
А нормальный ребенок, который нуждается в помощи и поддержке, оказывается заброшенным. Хорошо, когда у семьи есть возможности развивать ребенка вне школьной системы координат. Но мы понимаем, что дети могут быть из семей с разными возможностями, поэтому кому-то приходится развиваться в обедненной образовательной среде.

Очень часто современный подросток не имеет возможности получить подкрепление своей компетентности. А для формирования личности важно, когда тебя уважают, когда твое мнение имеет значение. Подростки живут в современной коммуникационной среде и привыкли к мгновенному ответу. А система образования им говорит: «Когда спросят, будешь говорить. Сейчас сиди молча». В итоге они очень часто не имеют возможности сформулировать и попробовать реализовать свой замысел.

Среди участников «Большой перемены», например, нашлись дети, которые пишут музыку, дети-композиторы. За время участия в нашем проекте они создали песен примерно на три часа, полноценный концерт. Однако выяснилось, что в школах просто не знают об этом интересе, хотя концерты в любой из них проводятся регулярно.
Стало понятно, что в нынешней системе нет места ребенку, если его интересы находятся за пределами математики, химии, физики, биологии. Но современная жизнь не состоит из предметных областей. Основная точка роста — междисциплинарные стыки, где перемешиваются и гуманитарные знания, и естественно-научные, и прикладные сферы.

Ребята этого поколения нацелены на индивидуальный успех. Они хотят, чтобы за ними признали право быть особенными, непохожими на других, иметь потребности, желания. И даже получая образование, потреблять не «комплексный обед», а реализовывать уникальные запросы и потребности. Индивидуалисты, естественно, хотят индивидуального подхода. Для такого массового и огромного проекта, как «БП», индивидуальный подход дается нечеловеческим трудом. Когда мы поняли, что не справляемся, решили, что нужно довериться детской инициативе, способности брать на себя ответственность. И это сработало.
Тут важно то, что дети хотят большую идею, ощущение причастности. Отсутствие такой сопричастности их демотивирует. Они больше не хотят учиться ради диплома, аттестата, ради ЕГЭ. Многие из них по-прежнему плывут по течению, но чувствуется, что делают это уже из последних сил. Я думаю, что в ближайшие 5−10 лет поколение начнет покидать существующую систему, искать для себя новые формы получения образования, в том числе среднего.
В этом году в «БП» вовлекли детей из средней школы. Как можете оценить этот опыт?
Мы боялись. Казалось, что ребенок приходит к замыслу чуть позже. Средняя школа — возраст метаний, когда ребенок не знает толком, чего хочет, особенно если что-то пошло не так в начальной школе. К тому же, когда ребенок увлеченно занимается спортом, творчеством, это ребенок пристроенный. Но есть огромное количество детей, которые никуда не попали, не нашли в начальной школе интереса к той или иной сфере. Для малышей мы решаем другую задачу — помочь найти себя в дополнительном образовании.
Человек как центр проекта
На чем строится экосистема «БП»?
У нас первая ребенкоцентрированная экосистема. Ее нельзя назвать в чистом виде образовательной, потому что она включает несколько дополнительных компонентов.

Первый слой экосистемы — удовлетворение потребности в качественном образовании. За него в «БП» отвечают образовательные сервисы. Они дополняют систему новыми практиками, дают дополнительные дефицитные компоненты, связанные с проектной работой, ориентацией на результат.

Чтобы обеспечить эти компоненты, мы привлекаем максимум партнеров — компании, вузы. В этом году в нашей работе участвовали пять регионов, которые сформулировали, какие задачи они решают и что хотели бы делать при участии подростков.
Образовательные сервисы — это в том числе и программы, связанные с детской мобильностью, с туризмом внутри страны, образовательными путешествиями. Сейчас мы работаем над новыми продуктами в этой сфере. Но цель не в традиционном посещении столичных культурных центров, а в том, чтобы дать ребенку то, в чем он заинтересован. Например, посетить вуз, в котором он собирается учиться. Потому что очень часто образ и реальность не совпадают, наступает разочарование, падает мотивация.

В этом году мы организовали пилотный проект, дали подросткам возможность на день погрузиться в жизнь выбранного учебного заведения. В сопровождении действующего студента они сходили на лекции, побывали в библиотеке, спортивном зале.

Сейчас мы создаем такие же маршруты для студентов колледжей. Они смогут посмотреть, как устроено производство, побывать на фабриках и заводах. Если ребенок планирует работать в сфере культуры, то у него должна появиться возможность посмотреть на музеи изнутри, увидеть, как работает хранитель. В театре — заглянуть за кулисы. То есть путешествия должны приближать к мечте.
У этого поколения есть еще одна особенность: дети боятся неверного выбора. Потому что вокруг себя видят огромное количество примеров, когда люди выбирают и ошибаются, а потом делают совсем не то, ради чего совершали усилия.

Второй слой экосистемы — потребность в социализации, желание стать частью общества.

Из нынешней «БП» невозможно вылететь. Ребенок может участвовать в конкурсе или проходить тесты для себя, все равно он получит образовательный результат — развивающий продукт и обратную связь. И дальше все возможности экосистемы открыты: хочешь — двигайся дальше в конкурсе, хочешь — ищи другие варианты для самореализации. Специфика экосистемы в том, что она не делит людей на тех, кто соревнуется, и тех, кто нет. Это принципиальная философия развития.

Мы понимаем, что наш конкурс выявляет детей особого типа. Это дети, которые, во-первых, в состоянии мыслить нешаблонно. Во-вторых, у них есть альтруистический мотив, то есть желание принести пользу обществу. В-третьих, они связывают свое будущее с Россией — мы ведь государственный проект.
В прошлом году около трети детей-победителей были из малых городов, деревень и сел. Они оказались очень социализированными, самостоятельными, хорошо ориентировались в современной реальности и стремились к самореализации. Сейчас мы достраиваем систему так, чтобы были возможности социального лифта для детей с самыми разными увлечениями. И чтобы для них были не только конкурсные механики входа в эти социальные лифты, потому что не каждый хочет соревноваться, все-таки люди очень разные. Поэтому мы создаем множество форматов, которые дают возможность ребенку себя проявить. Сейчас мы запустили платформу для кастингов и формируем вокруг этой платформы пул партнеров из креативной индустрии, которые будут отбирать творческих детей.
В качестве примера приведу одно из образовательных решений, которое мы придумали и сейчас внедряем. Поскольку внутри экосистемы находится очень много детей, мы имеем возможность собрать обратную связь от них в течение нескольких дней. Обсудив с ними, какие специальности они хотели бы освоить прямо сейчас, в свои 14, 15 или 16 лет, мы создали Атлас профессий «Большой перемены». Сейчас мы строим такую систему горизонтального и вертикального роста ребенка внутри сообщества, когда сообщество становится первой практикой в выбранной профессии. Например, он хочет быть фотографом. Мы даем ему образовательный курс, привлекаем лучших методистов, экспертов. Это высококлассные продукты, которые доступны каждому ребенку в стране абсолютно бесплатно. И дальше сообщество становится его первой практикой. Вокруг «Большой перемены» развивается экосистема медиа — сотни тематических и проектных сообществ, которые создают сами подростки. Так вот, тот самый фотограф работает на мероприятиях, снабжает контентом сообщество. После этого аттестует свое портфолио, получает обратную связь от сообщества и допуск к стажировке в серьезных проектах. Например, в каком-нибудь уникальном путешествии, если это трэвел-фотография, или на крупном мероприятии. Там он сформирует портфолио серьезных достижений и получит путевку в профессию. Так же со всеми остальными специальностями. Да, мы специально в этом году сделали их не очень много — всего 15.
Третий слой — потребность в самореализации, в личностном развитии.

Когда ребенок приезжает на нашу программу в «Смену», «Океан», «Артек», понятно, что он погружается в мир «Большой перемены», где его уважают, где есть признание его ценности, где взрослые — друзья и наставники, где он раскрывается. Но потом-то он возвращается туда, откуда приехал. И импульс, конечно, растрачивается. Значит, нужны средства для его поддержания.

Необходимо искать здоровые элементы образовательной системы, которым действительно интересен каждый ребенок. Это трудная работа, потому что, как бы ни ругали прежнюю педагогическую школу, но именно у педагогов старой закалки ребенок присутствует в профессиональном мировоззрении. Они работают с детьми, понимают это и чувствуют свою ответственность. У более молодого поколения учителей вообще нет ребенка среди профессиональных приоритетов. Есть Я и профессиональный интерес к технологической составляющей образования: «Я тоже уникальный, я тоже самореализуюсь. Мне надо достичь профессиональных высот».
Вопросы справедливости
Получается, в современной школе есть много контента и инструментов, но нет педагогической составляющей и воспитательной работы?
Воспитательная работа целый год не уходит из профессиональных дискуссий, из медиа. И эту повестку задают в том числе образовательные власти. Если мы говорим о возвращении в систему воспитательной работы, надо начинать с учителя, с его профессионального мировоззрения. Потому что отдать функцию воспитания каким-то специально обученным людям, когда один воспитатель на 300 человек школьников, — это не работает.

Корень проблемы, конечно, в том, что этот мотив не проработан. Мне кажется, что он легко очень выстраивается: «Я личность, но и ты, ребенок, личность. Давай общаться как личности».
Дети боятся неверного выбора. Потому что вокруг себя видят огромное количество примеров, когда люди выбирают и ошибаются
С какими трудностями приходилось сталкиваться?
Не бывает детских экосистем. Все устойчивые экосистемы детско-взрослые, где у каждого есть своя роль и миссия. Очень важно искать и вовлекать в экосистему людей. Самая большая проблема поначалу — найти достаточное количество взрослых, готовых разделить наши ценности. Сейчас полегче — наше первое поколение закончило школу и может прийти в «Большую перемену» в качестве младших наставников.

Для этого поколения ребят очень важно чувствовать справедливость. Но как эту норму справедливости обеспечить в рамках системы? Ты же не можешь вменить в обязанность быть справедливой каждой Марье Ивановне, каждому взрослому, с которым ребенок сталкивается. Все равно он встретится с иным отношением. Но очень важно, чтобы ребенок получил пример справедливого отношения к себе, чтобы он понимал, что это возможно в принципе.

Мы вместе с детьми сформулировали ценности и создали хартию «Большой перемены». Получили шанс сформировать среду, в которой норма справедливости будет отрегулирована и будет соблюдаться всеми участниками.
Тогда, может быть, экосистему нужно позиционировать не как ребенкоцентричную, а как человекоцентричную? Каждый важен и ценен по-своему?
Конечно. Ведь не случайно в экосистеме оказались родители — мы начали сейчас проводить семейные лагеря в Архызе и в Крыму. Когда говорим про среду, в которой формируется ребенок, личность, его способность нестандартно мыслить, незашоренность, чаще это результат не школьного воспитания, а семейного.

Родители вынуждены закрывать бреши и брать на себя ответственность там, где они ее с удовольствием разделили бы. Если называть вещи своими именами и поставить все компоненты на свои места, ты совершенно по-другому начинаешь смотреть на общую картину. Она обретает гармоничный, завершенный и логичный вид, где каждый элемент экосистемы работает во взаимосвязи с другими.

«Большая перемена» — проект президентской платформы «Россия — страна возможностей», всероссийский конкурс для учеников 5−10 классов, цель которого — дать возможность каждому подростку проявить себя, найти свои сильные стороны, а также инновационная среда и детско-взрослое сообщество.

Сообщество — это школьники, наставники, родители, организации-партнеры, которые разделяют общие ценности: развитие, креативность, равенство, взаимопомощь, открытость.

Принципы:

  • Мы готовы менять этот мир — и уже делаем это.
  • Мы все по-своему талантливы, и это помогает нам быть сильнее.
  • Мы хотим развиваться и открыты новым знаниям.
  • Мы слушаем друг друга и помогаем друг другу.
  • Мы все важны для «Большой перемены».
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще