школа. лидеры
«Ника»: в открытое море
взрослой жизни
Название школы 26 лет назад придумали дети. Взрослые предлагали потом: заменим на что-то более концептуальное, цветистое, международное. Дети удивлялись: мол, зачем, и так прекрасная ясность. Ника — победа каждого — наша общая победа.

Так живет и сегодня самая большая частная школа в Москве, поддерживая детский выбор и субъектность, жизненный успех каждого ученика.
Ирина Рублева
директор ОАНО «Школа «Ника»
Ольга Панина
заместитель директора ОАНО «Школа «Ника»
Екатерина Рахманкулова
заместитель директора ОАНО «Школа «Ника»
Роман Горкинский
заместитель директора ОАНО «Школа «Ника»
Тип образовательной организации — общеобразовательная школа

Форма собственности — некоммерческая образовательная организация

Директор — Ирина Рублева

Количество обучающихся — 1200

Местонахождение — г. Москва, Новая Москва, https://nounika.mskobr.ru/#/
Кураж
«В 1994 году я заканчивала аспирантуру и пыталась работать по специальности — детским психологом одновременно в государственной и частной школе, — рассказывает директор Ирина Рублева. — Очевидно было, что у последней гораздо больше возможностей реальной помощи детям, участия в их жизни и адресной работы с родителями. Школа была для нас как глоток свежего воздуха: собрались учителя, бежавшие от традиционных школьных систем. Был кураж, оттого что понимаешь, что нет этой принадлежности системе, хоть ты и должен выполнять учебный план, соответствовать стандартам; все зависит от твоего мастерства, ты ответственно делаешь нечто значимое.
Мы, во-первых, классическая школа, которая дает академическое качество. Во-вторых, современная многопрофильная школа с устоявшимися за четверть века традициями
Учредители быстро разочаровались в своем начинании, потому что школа приносила не деньги, а проверки на соответствие и запросы родителей, которые не особенно понимали, что такое частное образование, и действовали по принципу «Я плачу — я хочу». Нешкольные, скажем так, люди. Так что в один неприятный весенний день учредитель сказала: «Я закрываю школу». А у нас дети, которые нам поверили! Был также вполне ощутимый результат работы за год, прекрасный коллектив.

У меня никогда не было амбиций создать авторскую школу. Но, глядя на школу массовую, я переживала ощущение дикого бессилия от понимания разрыва между тем, что нужно, и тем, что есть. И лично я как психолог не могу ничем помочь массовой школе при таком количестве детей. «А вы не хотите сделать свою школу?» — неожиданно предложили учителя.
Со мной остались те, кому важно было делать свое дело и кто готов был сутками работать в режиме без отпусков и выходных. С некоторыми из коллег мы вместе уже 26 лет, и, кажется, они себя от школы уже не отделяют. В первое время не хватало денег на ремонт, мы работали и малярами, и снабженцами, и кем угодно. Это был момент необыкновенного подъема, хотя одновременно мы проходили очень предвзятые, тяжелые проверки. Ведь Департамент образования вообще не воспринимал тогда частное образование всерьез. Вопреки этому школа развивалась, мы вырабатывали свои принципы, формировали свой подход, уклад и образовательную среду, что теперь, спустя много лет, работает на нас, когда в школе уже почти 1200 учеников на очном отделении.

За нами не стоял никто из списка «Форбс» — ни тогда, ни сейчас. Не знаю, хорошо это или плохо, но, во всяком случае, никто не скажет: «А теперь вы делаете деньги» или «Вы будете делать так, как я скажу».
Считаю большим достижением тот факт, что мы продолжаем удерживать сравнительно низкую цену за обучение и внеурочную занятость полного дня со всеми дополнительными занятиями, программами. Это возможно, во-первых, благодаря государственной субсидии, хотя она покрывает лишь часть зарплаты учителей, позволяя нам достигнуть уровня себестоимости. Во-вторых, я беру колоссальные кредиты и выплачиваю их много лет. То есть все, что касается развития школы, материальной базы, — это наши собственные ресурсы.

И, наконец, третий фактор — это большое количество детей. У нас немало многодетных семей, и есть семьи небольшого достатка, которым тем не менее выгодно учиться у нас, поскольку ребенок находится здесь весь день и родители могут спокойно работать. И если мы станем брать большую цену, сколько останется из тех ребят, которых мы знаем с детского сада, тех, которые с гордостью называют себя никовцами?»
Русопятость и космополитизм
«Мы, во-первых, классическая школа, которая дает академическое качество, — продолжает директор. — Это значит, что в приоритете высокий уровень знаний выпускников. Во-вторых, мы современная многопрофильная школа с устоявшимися за четверть века традициями. Ученики 10−11 классов учатся по индивидуальным учебным планам, готовясь к этому при поддержке педагогов все предыдущие годы школьного обучения.

Было бы правильно назвать нас также православно ориентированной школой, где с большим вниманием относятся к национальной культуре. Ценности страны, в которой мы живем, для нас велики, мы себя чувствуем россиянами, детьми нашей Родины. «Вы не должны быть именно православной гимназией, должны быть светскими, но быть русопятыми», — так благословил нас в момент создания школы мой духовный наставник, и этого завета я стараюсь придерживаться.
Как реализуется эта ценность на практике? Есть много мероприятий такого плана. Например, частые гости в нашей школе — профессионалы в разных областях, в том числе наши выпускники. С ними мы организуем встречи в рамках профильного обучения. Они рассказывают о своей работе, в том числе в аспекте вклада, который они вносят в развитие страны.

Но может ли хорошее образование быть замкнутым только в пределах национальной культуры? Настоящее образование — это всегда погружение в космос мировой культуры. Европейские подходы нам близки, и наши учителя много ездят, видели частные и государственные школы Финляндии, Швеции, Германии.
Что же касается наших выпускников, то они по всему свету, и очень сильно проявляют позицию интеграции в мире. Язык у нас изучают с детского сада по аутентичным кембриджским учебникам. С 5-го класса в программу включается второй язык, и к окончанию школы ученики владеют языками свободно, не испытывают трудностей, поступая учиться в зарубежный вуз. Язык в нашей системе — это основной навык. Профиль, обязательный для всех.

Бывает, что треть выпуска уезжает, и это мне совсем не нравится. Впрочем, многие из ребят возвращаются, занимают значимые посты здесь, живут и работают в России».
Актуальный дизайн
Сделать расписание учебного дня в школе «Ника» — задача не самая простая, потому что дети обучаются по уровням в мини-группах. Это связано в первую очередь с необходимостью создать гибкую систему профилизации и предпрофильной подготовки. С этой задачей справляется заместитель директора Ольга Панина.

«Ребята выбирают не только направление обучения, но и предметы, которые они будут изучать на углубленном и базовом уровнях, — рассказывает она. — В старшей школе некоторые дисциплины могут не входить в индивидуальный учебный план. Сейчас в отделении на Малой Юшуньской более 80 старшеклассников и, соответственно, 80 индивидуальных учебных планов. Индивидуальные учебные планы полностью меняют формат обучения: из классно-урочного оно становится предметно-групповым. Состав микрогрупп постоянно меняется. В группе, изучающей русский язык, могут встретиться ребята, выбравшие технологический, социально-экономический или другой профиль. Математика для гуманитариев своя, а для профиля в области точных наук — другая».
Настоящее образование — это всегда погружение в космос мировой культуры
Индивидуальный учебный план ученик должен составить до окончания 9-го класса и с проектом прийти к педагогам на собеседование. Эта встреча во многом показывает результат работы с детьми за годы обучения в младшей и основной школе. Как правило, это ребенок, который уже может взять ответственность за свое образование, которому можно позволить какие-то предметы частично изучать самостоятельно. «Риски всегда есть, — поясняют преподаватели. — Сможет — не сможет, справится — не справится. Но закономерность такова: если дать ребенку выбор и помочь взять на себя ответственность, то самостоятельность растет».

Такому дизайну образовательного процесса соответствует и выбор методов. Это методы групповой работы, кейс-study, технология дебатирования и другие, ставшие привычными за время онлайна, в том числе инструменты перевернутого класса.
Целостность
По данным статистики, дети поступают в вузы в соответствии с тем профилем, по которому занимались в школе. Чтобы достигнуть такого результата, предпрофильную подготовку нужно начинать заранее. Уже в 5-м классе у ребенка есть свой образовательный маршрут, который складывается из нескольких частей: учебные предметы, обязательные для этого уровня образования, курсы по выбору, занятия во внеурочное время.

«Маршрут намечает для себя сам ребенок, а сопровождает его педагог-тьютор, обеспечивая гибкость системы индивидуальных планов», — рассказывает Ольга Панина. «Продвигаясь по своей учебной траектории, за два года обучения в 5−6 классах ребята осваивают метапредметный курс, состоящий из четырёх модулей, соответствующих четырём профилям, которые обозначены во ФГОС. Содержание модулей организовано в виде проектной работы и максимально практико-ориентированно. Дети познают новые дисциплины именно с практической стороны, в формате проекта, а не в теории — это целесообразно позже, уже после выбора профиля.
Двухгодичный курс и проектная работа позволяют добиться того, чтобы в 7-й класс ребенок приходил с представлением о содержании разных профилей. Именно в 7-м классе параллель делится на группы. К этому моменту педагоги, психологи и тьюторы достаточно знают каждого ребенка, наблюдая за его развитием с 5-го класса, и готовы создать грамотный индивидуальный дизайн группового обучения. Попадая из обычного 6-го класса в систему группового обучения в 7-м, ребенок повышает свой академический результат", — рассказывает заместитель директора Екатерина Рахманкулова.

Но обучение в группах важно не только в свете задачи профилизации. Оно помогает создать в школе нормальный психологический климат и комфортную обстановку обучения. Знакомое, наверное, каждому со школьных лет ощущение: один на уроке не может не спешить, другой подходит ко всему основательно; кому-то трудно дается тот или иной предмет, он неуспешен, а другой изучает его углубленно. И у того и у другого могут быть пятерки и сохранившийся после обучения в школе познавательный интерес, если создать адекватные условия.
Семь лет назад сложилась традиция школьной научно-исследовательской конференции «Горизонты открытий», в которой принимает участие каждый ученик, начиная с 5-го класса. В течение первого месяца или триместра ребенок знакомится с новыми предметами, затем определяет сферу, которая вызывает наибольший интерес, знакомится с научным руководителем. В течение полугода на каждой из кафедр готовится исследовательский проект, затем в течение нескольких дней продолжается защита — грандиозное событие общешкольного масштаба с участием родителей. Лучшие работы отбираются для участия в международной конференции ЮНЕСКО. Так уже некоторые из пятиклассников могут сделать первые шаги в науку.

Как раз сейчас, весной, и основная школа, и старшая — все погружены в проектно-исследовательскую работу. В марте — первые предзащиты работ этого года, а в апреле всех участников ждет большая ежегодная конференция.
Своя agenda
Школа — единая развивающая среда, где каждая ситуация имеет воспитательный потенциал и все есть инструмент образования, не только система профильных треков или детское самоуправление, но и материальный мир, и люди, и события вокруг. Здесь воспитывает все: в коридоре между классами — чистая доска, куда можно написать любой вопрос, предложение и получить ответ. В фойе, сразу у входа, информация обо всех текущих или будущих мероприятиях.

Изучаем повестку — огромное множество мероприятий, связанных со статусом школы ЮНЕСКО. О них рассказывает заместитель директора Роман Горкинский: «Будучи частью этой организации, мы не только принимаем участие в тех мероприятиях, которые нам предлагают, но и сами формируем повестку, выступаем в качестве площадки сетевого взаимодействия для других школ России с таким же статусом, проводим у себя конференцию исследовательских проектов. Победители отправляются в образовательные путешествия за границу, учителя — на стажировку».
Для ребят, которые увлекаются социологией, политологией, обществознанием, многие события организованы в формате дебатов. Эту технологию в школе развивают совместно с МГУ. В прошлом году ребята участвовали в дебатах со студентами этого вуза и показали уровень, сопоставимый и превышающий уровень студентов первых курсов. Подобным же образом организовано взаимодействие с РУДН для ребят, специализирующихся по предметам экономического профиля. Университетские педагоги проводят лекции, мастер-классы и совместные проекты.

Очевидно, что школа во многом ориентирована на различные интеллектуальные состязания. Помимо известной Всероссийской, а также Московской олимпиады школьников, есть много вузовских олимпиад, в которых дети достигают заметных результатов. Каждый год выпускникам удается получить таким образом дополнительные 10 баллов к ЕГЭ.
Недавно «Ника» включилась в проект «Школьная лига «Роснано» — инициативу одноименной госкорпорации. Смысл проекта — развитие естественно-научных знаний и навыков исследовательской работы у школьников. Это не только классические исследовательские проекты естественно-научной направленности, но и междисциплинарные, объединяющие, например естественные науки и дизайн, искусство, которые реализуются в специальных лабораторных модулях школы.

Спрашиваем у заместителей директора, не получается ли так, что взрослое сообщество до некоторой степени навязывает, задает ценное для себя содержание жизни и образования детям? Отвечает Ольга Панина: «Тургеневские чтения, например, ориентированы на старшеклассников, выбирающих гуманитарный профиль, но в этом году я вижу множество заявок от пятиклассников. Это отчасти работа педагогов-филологов, которые рассказали про классику так, что родился энтузиазм даже у младшеклассников». «Понятно, что не каждый день у нас педагогическое творчество и яркие находки, — добавляет Екатерина Рахманкулова. — Но если что-то из того, что мы придумываем, не работает, предпочтем от этого отказаться. В целом же, если детям объяснен смысл события и они приняли его ценность, то их позиция будет даже более активной, чем у взрослых. Так, например, было с экологическими акциями, к участию в которых дети сами привлекали взрослых».
Директор приводит еще один пример: «Несколько лет назад мы только налаживали систему детского самоуправления, выборы президента школы были формальными и немного смешными. Сейчас идут ожесточенные дебаты с серьезными предвыборными кампаниями и без дешевых лозунгов. Старшеклассники назначают мне встречу, чтобы согласовать свою программу, ввести изменения в школьную жизнь — не какие-то наивные идеи, а серьезные и продуманные нововведения. То же и с благотворительными мероприятиями: дети готовы работать в этой непростой теме с полной отдачей, воспринимая задачу всерьез.

Мы — частная школа, и мы всегда очень близко к тем, для кого работаем, мы должны понимать запрос родителей и ни в коем случае не можем себе позволить формальный подход».
Семнадцать Владимиров
Ежегодно выпускникам школы открыты двери многих престижных российских и зарубежных университетов. В 2020 году окончили школу 49 выпускников, в том числе 13 с медалью «За особые успехи в учении». В этом году во взрослую жизнь выйдут 55 ребят, и 20 из них, как мы ожидаем, с золотыми медалями.

«Наши выпускники — это самодостаточные интересные люди, на мнение которых я ориентируюсь, создавая стратегию развития школы, — продолжает директор. — Спрашиваю у них: «Ребята, что усовершенствовать в школе?» В ответ получаю: «Только не меняйтесь». Они поясняют, что важно сохранять учительский коллектив и стиль, качество взаимоотношений с детьми, которое уже сложилось.
Дети видят, что учителя работают с отдачей, и поэтому позволяют быть и даже очень авторитарному учителю. Это такому, который искренне не понимает, как можно за ночь не прочитать томик, скажем, Гончарова. Они знают, что педагог им поможет победить в олимпиаде и поступить, независимо от того, сколько его личного времени для этого потребуется.

Конечно, бывает сложно. Особенно сейчас, во время пандемии: и организационные трудности, и слезы, и необходимость быстрой перестройки. Захожу однажды в 7-й класс, а надо сказать, это весьма креативный коллектив. Заглядываю к учительнице в ноутбук, а там вместо 17 учеников… 17 президентов Путиных. Педагог как ни в чем не бывало: «Вот вы, Владимир Владимирович, который с голым торсом, вам задание было такое-то. Что ж вы опозорились?!»
На следующий день ученики прекратили шутку и поместили свои фото. Но важно, что в тот момент учитель не растерялась, спокойно реагировала: ну что ж, всем здравствуйте!

В целом же идешь по школе — все улыбаются, довольны жизнью. Какова моя роль в этом благополучии? Я руковожу так: рассказываю управленческой команде, чего бы мне хотелось и чего я боюсь. Прошу их привносить в жизнь школы тот новый опыт, которого нет у меня. И если я понимаю, что мы на одной волне, то не вмешиваюсь в дальнейшие конкретные мероприятия.

При этом завучи весьма строги в отношении контроля качества образования. Но в тот момент, когда критикуют учителя, всегда предлагают и меры поддержки. Нам очень важно уйти от идеи тотального контроля и вины к идее продуктивного вклада в общую жизнь».
Общая жизнь
Чувствуется, что в этой школе нет второстепенных людей. Сотрудник службы безопасности с увлечением рассказывает о планах школы на будущее. Дети благодарят поваров и здороваются с охраной, уборщицей, директором и психологом одинаково неформально и уважительно. И не потому, что их заставляют. Похоже, дети понимают, что взрослые работают, во-первых, для них и, во-вторых, в свое удовольствие.

«Все сложные случаи, которые, естественно, случаются, разбираются, — поясняет директор. — Но самое важное, все понимают, что это единый механизм и надо, чтобы каждый разделял общие ценности. Поэтому, например, и психологическая служба — это не обособленно действующий в школе формальный институт, а квалифицированная команда, которой доверяют, которая помогает ребенку в сложном процессе взросления, или адаптациии в школе, или во время трудного периода в семье, или в поиске себя.
Ведь что такое 11 лет школьной жизни? Когда ребенок оканчивает последний класс, он уже сформировавшаяся личность. И если 11 лет ему было хорошо в школе, его слышали, принимали с его несносным характером и бесконечными тройками, то даже трудный ребенок постепенно выправляется. Я не имею в виду, что нужно все время хвалить, бояться слово лишнее сказать — этого, напротив, дети терпеть не могут, улавливая фальшь.

Переживая затем неудачи взрослой жизни, они всегда опираются на опыт принятия, хороших отношений в школе, воспринимают неудачи как временные. «Я поднимусь, и дальше у меня все получится», — так говорят часто мои взрослые выпускники».
***
У школы «Ника» сегодня пять отделений в Москве и Московской области — директор стремится успевать везде и содержательно участвовать в жизни каждого отделения, но это непросто. А в идеале нужны и дополнительные площадки, например для развития системы профильного обучения или исследовательской практики детей.

Но тем не менее, считает директор, оптимальная управленческая модель предполагает не увеличение количества отделений частных школ, а развитие сетевого взаимодействия между уже имеющимися. В этом случае каждая школа может рассчитывать на ресурс другой организации; в одну школу, где углубленно изучается тот или иной профильный предмет, могут приходить дети из других школ. Будущее — в объединении по типу образовательных сообществ.


Беседу вела ЮЛИЯ ЛЮБИМЦЕВА
Фото СТАНИСЛАВА КРАВЧЕНКО
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще