© 2022 Издательство журнала EdExpert
школа. конкурс

«Если импульс исходит от меня, то получится продукт»

В чем успех преподавательской работы, как инновации работают в реальной практике школьного образования, что сложно современным детям — об этом честный разговор с учителем московской частной школы «Феникс», а по совместительству призером I Всероссийского конкурса учителей частных школ «Вклад учителя — 2021» (II место).
Светлана Бунова
призер I Всероссийского конкурса учителей частных школ «Вклад учителя — 2021» (II место)
Ничего, научишься
Как вы пришли в «Феникс»?
Школа «Феникс» — первая и единственная в моей жизни вот уже в течение 18 лет. Но попала я в нее случайно. Я была переводчиком испанского языка. Эта работа требует огромного напряжения, поездок и полной вовлеченности. А у меня родилась дочь, и было необходимо занятие, которое не занимало бы все мое время.

Моя мама работала в школе «Феникс» учителем начальных классов. И когда потребовался учитель испанского, она предложила мою кандидатуру. Тогда школой руководила Людмила Константиновна, мама нынешнего директора Татьяны Ивановны. В разговоре с ней я честно призналась, что у меня нет никакого преподавательского опыта, более того, я никогда не мечтала и не собиралась работать в школе. Она сказала: «Ничего, научишься».
У детей нет необходимости самим что-то делать. К ним пришли, все объяснили, рассказали. И вдруг на другом уроке совершенно иной подход, и вот они уже авторы и должны что-то сами хотеть сказать. И этого дети не понимают
Так я оказалась в «Фениксе» и никогда не жалела о переводческой карьере: я продолжаю заниматься любимым языком. Сначала работала просто почасовиком: ушла-пришла, что и понятно, когда у тебя маленький ребенок. Потом я организовала одно мероприятие, другое, и меня стали привлекать к этой деятельности. И сделали должность — завуч по воспитательной работе, на которой я проработала долгие годы.

Но потом поняла, что бумажная рутина, которой становилось все больше по мере роста школы, — это не мое. На время осталась на должности педагога-организатора, а год назад отказалась и от этого направления, чтобы взяться за проект внедрения онлайн-обучения.
В чем суть проекта?
В прошлом году меня пригласили одновременно в онлайн-школу «Фоксфорд» и Городской методический центр провести вебинары и сделать курс видеоуроков. Познакомилась с форматом, поняла, что в нем совмещается все то, что мне так нравится: креатив, методичность, авторство.

Одновременно в школе мы обсуждали судьбу нашего заочного отделения. Оно достаточно большое, но на данный момент мы предоставляем только тестовую аттестацию. Но онлайн-школ сейчас много, и, чтобы быть конкурентоспособными, надо осваивать новые форматы. Видеоконтент — как раз то, что нужно. Да и очным ученикам на случай пропуска занятий или для повторения пройденного хорошо иметь доступ к урокам, где знакомые им учителя объясняют материал. С другой стороны, мне бы хотелось, чтобы все знали, какие замечательные учителя работают в нашей школе. Дать им возможность попробовать себя в новом формате — еще одна моя цель.

Я нашла людей, которые оборудовали нам студию, прошла курс обучения по специальности «методист онлайн-курсов». В общем, курирую сейчас это направление, что невероятно увлекательно.
Получается, вы организатор проектной работы?
И мне это нравится! За столько лет коллеги уже привыкли к моим инициативам, поэтому доверяют мне и достаточно охотно откликаются. Знают, что если импульс исходит от меня, то на выходе получится продукт. Откликнулись и на этот раз, чему я невероятно рада.
Как вы видите себя дальше? В той же профессии?
Пока, помимо основной работы, я полностью погружена в проект с видеоуроками. Хорошо это или плохо, но история с онлайн-обучением — это надолго. А еще хочу написать свой курс, потому что накопилось уже достаточно материала, и я вижу, что этот материал годится, условно говоря, для вебинаров или обычных уроков, но совершенно не подходит для онлайн-уроков.

То есть нужно продумать и доработать какие-то технические моменты, потому что просто спикер и просто презентация — этого, разумеется, недостаточно. Нужны уникальные решения, платформы с интерактивными заданиями, платформы для взаимодействия во время урока. Видимо, когда мы разберемся с видео, я начну осваивать это поле.
Сделать живым
В чем секрет успешного преподавания?
Несмотря на 18 лет работы, я все-таки не академический преподаватель. Уже работая в школе, я окончила МГУ, прошла переквалификацию. Но изначально я не видела преподавание как призвание. Поэтому я всегда сравниваю себя с коллегами.

Мне, например, абсолютно чужды какие-то авторитарные подходы. Да, я могу что-то предпринять для поддержания дисциплины, но я человек более чем демократичный. Я очень критична, и в первую очередь к себе, но с годами пришла к мысли, что самое главное — быть самой собой. Все равно я не понравлюсь всем на 100 %, и к этому надо тоже быть готовым. Сложно найти контакт с абсолютно каждым учеником. И в этом, наверное, нет большой проблемы. Как классный руководитель я все время говорю своим детям: «Вы не обязаны любить всех. Мы не женимся на всех подряд, мы не дружим со всеми, с каждым. Но важно уважать и слышать друг друга».
Если я могу их увлечь, заинтересовать — я все для этого делаю. Но прибегать к каким-то искусственным уловкам — не знаю. Мне кажется, что самое главное — они видят, что-то, чем я занимаюсь, мне нравится. Я могу часами говорить о занимательных аспектах языкознания, об этимологии слов, о связях между языками, об истории страны, о культуре, музыке и так далее.

С другой стороны, сейчас все понимают, что учитель — это не книжка и не источник знаний. Скорее проводник, «навигатор», если хотите, который учит разбираться потоке информации вокруг и делает так, чтобы захотелось узнать больше, и уже самостоятельно.

И даже если мои ученики уйдут из школы без идеального знания системы спряжения испанского глагола, но будут понимать базовые принципы устройства языка, узнавать язык на слух, расширят свой кругозор, это будет отлично.
Демократичный подход и изучение языка — это работает?
Это вечная дилемма. Педагоги иностранного языка вне зависимости от возраста часто делятся на две категории. Это учителя старой школы, приверженцы тотального drilling, и учителя новой школы. С одной стороны, хочется, чтобы было вольготно, свободно, чтобы возник тот самый интерес, а не комплекс «Боже мой, я не знаю это правило, я не могу и рта раскрыть». С другой стороны, конечно, приходится что-то задавать, требовать выучить. Приходится искать разумный баланс. Но для меня главная задача — это все-таки на уроке создать взаимодействие, разговорить, разыграть, сделать обучение живым, сделать, чтобы было интересно.
Какие методы вы используете? Коммуникативное обучение?
Для коммуникативного обучения нужно создавать более-менее аутентичную среду. Мы все, включая учителя, прекрасно знаем, что говорим по-русски, то есть ситуация искусственная. Зачем прилагать лишние усилия, думают ученики, и пытаться говорить на языке, если мы и так поймем друг друга.

Коммуникативная методика в числе прочего предполагает групповую, парную работу, игровые методы, элементы драматизации. К сожалению, это тоже не всегда работает. Даже с мотивированными учениками. На многочисленных семинарах для учителей, организованных носителями языка, я иной раз видела, как сами учителя, которые должны обучать языку, не всегда готовы принимать эти условия игры, все равно разговаривают по-русски или вообще не хотят участвовать. Чего же мы тогда хотим от детей? Почему мы считаем, что сейчас устроим игру, они радостно включатся в нее и будут говорить только по-испански? Не все так просто.
Где у вас розетка?
С какими основными проблемами вы сталкиваетесь, обучая современных детей?
У детей, к сожалению, не всегда хватает фантазии. Обыграть какую-то ситуацию, придумать сценку — порой это непосильная задача. Ты накидываешь миллион идей, они за них охотно ухватываются, но сами не являются источником креатива.

Вот сидит группа, я собираюсь отработать стандартные ответы и предлагаю: «Придумайте фразу, после которой можно сказать: «Но я с этим не согласен». Ступор. Я уточняю: «Любую ерунду. У слона зеленые уши, но я с этим не согласен». Казалось бы, таких фраз можно придумать десять за десять секунд. А ребята сидят и молчат.

Им, к сожалению, бывает нужен локомотив. Как сделать, чтобы дети сами были таким локомотивом, я, честно сказать, не всегда понимаю. Я иногда говорю: «Ребята, как так? Почему уже нет энергии и желания? Где у вас вилка? Где розетка?» Отвечают: «Светлана Ивановна, но вы же и так все здорово придумываете».
Может, дело в гибких навыках?
Дело в системе подачи всего на блюдечке. У детей нет необходимости самим что-то делать. К ним пришли, все объяснили, рассказали, что «автор хотел сказать». И если на другом уроке совершенно иной подход, и вот они уже должны быть авторами, должны что-то сами хотеть сказать, этого дети не понимают. И виноват в этом не учитель. Видимо, стоит пересматривать систему обучения.
Когда давать право выбора?
Как же обеспечить системный подход?
Я не министр образования, поэтому могу основываться только на своих субъективных ощущениях. Стоило бы очень глобально поменять школьную программу, потому что есть огромное количество неактуального и ненужного материала.
Давайте разберемся по шагам. В чем проблема начальной школы?
Конечно, в период начальной школы ребенок должен получить базовые навыки по всем предметам. Но в начальной школе мы всегда опекаем детей. В частной школе это даже более очевидно, потому что многие родители отдают к нам детей именно для того, чтобы их обласкали, проследили, переоделся ли он после прогулки, что он ел на обед, лежит ли у него в рюкзаке все нужное. Это запрос родителей, и мы его удовлетворяем. Да это и наш запрос тоже, мы привыкли так работать. Но получается, что после начальной школы есть проблемы с самостоятельностью.
А что не так со средней?
Получив базовую программу, ребенок должен затем получить выбор и возможность ошибаться. То есть у него должна быть возможность пробы и принятия ответственности. Проблема в том, что нельзя внезапно менять правила игры, а получается, что сначала выбор делался за ребенка, а потом мы вдруг резко перекладываем всю ответственность на него. Здесь должна быть какая-то постепенность. Плюс этот вечный конфликт: учиться ради интереса или ради баллов ЕГЭ, без которых невозможна дальнейшая успешность.
Может быть, ресурс для постепенного перехода — это, например, межпредметность?
Межпредметность нужна, но должно быть и еще нечто, назову это «межучительство». То есть единая концепция у педагогов. Тьюторская система в данном случае тоже хороша. По факту ребенок все равно в школе выбирает себе какого-то значимого взрослого, и не важно кого: родителя, директора, завуча или работника столовой. У детей должен быть какой-то ориентир. Хорошо, если есть такой взрослый и он будет немножко направлять ребенка и в учебном плане, и в бытовом, и в морально-этическом.

Получается, что очень многое из новшеств образования уже реализуется в практике преподавания, в том числе и в нашей школе, но не системно. А то, что внедряется сверху, часто лишено сердца и души.
Что такое учительский профессионализм в вашем понимании?
Интерес к своему делу. Не останавливаться в развитии — звучит банально, но тем не менее это правда. На самом деле, любую профессиональную деятельность можно сделать предельно скучной, каждый день из года в год делая одно и то же. Мне кажется, это совершенно невыносимо, если это так. Поэтому каждый год должен отличаться от предыдущего, однозначно. В лучшую сторону, конечно. Что еще? Умение адаптироваться, прислушиваться, но при этом оставаться собой. Ну и знание своего предмета на очень высоком уровне. Причем знания должны быть актуальными.
Беседу вела Юлия ЛЮБИМЦЕВА, текст подготовила Мария КРАВЧЕНКО
EdExpert официальный информационный партнер конкурса «Вклад учителя — 2021»
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще