школа. мнение
Школа или кошелек?
Может ли частное школьное образование в России быть прибыльным? Скрытые и явные тенденции, которые меняют образовательный ландшафт.
Юлия Жилина (Вешникова)
генеральный директор ООО «Анилиж Бюро», сооснователь JulyLife, член экспертного совета программы «Родитель — Учитель», соавтор Новой школы
Ложные представления
Почему-то на рынке частного российского образования сложилось ложное представление о том, что хорошая частная школа всегда убыточна. Многие люди, имеющие отношение к сфере образования, со знанием дела утверждают, что школа — это не бизнес. И в чем-то они, безусловно, правы, ведь бизнес по определению ставит перед собой главной целью получение прибыли. У большинства же людей на постсоветском пространстве даже само словосочетание «образовательная услуга» до недавнего времени вызывало негативные эмоции. Дети — это святое. Учителя несут им свет знаний. А вы тут про сервис. Хотя, по сути, в этом нет ничего ужасного. Сервильность — это ведь не потакание прихотям заказчика в духе «чего изволите», это забота о качестве услуги и о ее потребителе — в данном случае о содержании образования, о детях и родителях.
Сектор частного школьного образования в недалеком будущем начнет стремительно развиваться именно по бизнес-модели
Частное образование в странах, которые славятся качественным школьным и вузовским образованием, безусловно, относится к сфере прибыльного и высокоответственного бизнеса, где репутация и результаты ценятся превыше всего. Престижными школами управляют советы директоров, состоящие из блестяще образованных и грамотных управленцев. И действуют там законы, актуальные для бизнес-сферы. И именно в тандеме с лучшими педагогами и с использованием современных образовательных практик и технологий им удается ежегодно достигать высоких KPI.
Первые признаки движения в этом направлении уже можно увидеть и в российских частных школах. Пока это единичные случаи, как, например, системно продуманная мощная структура «Летово», за которой стоит бизнес-подход учредителя, или факт прихода в Wunderpark нового директора с управленческим бизнес-опытом.

Эти первые векторные изменения указывают на то, что данный сектор в недалеком будущем начнет стремительно развиваться именно по бизнес-модели. Сейчас самое время, поскольку емкость рынка образования колоссальная, он практически свободен, к тому же спрос начал активно расти, а качественное предложение пока невелико.
Откуда что взялось?
Невероятно, но факт: первые частные школы в России появились еще в конце 1980-х годов, они назывались кооперативами, малыми предприятиями и даже ТОО, пока в 1992 году не был принят закон «Об образовании». С этого момента у нас в стране официально возник сектор частного образования.

Начало его формирования в Москве исторически было обусловлено запросом родительско-педагогического сообщества: во-первых, творческим педагогам хотелось выйти за привычные рамки преподавания, а особенно взыскательным родителям такой подход был очень созвучен. Так появились экспериментальные и авторские школы, такие как школа Тубельского, 91-я, «Класс-центр» и др. Поначалу они сильно отличались свободой и новаторством на общем «строевом» фоне и имели постоянную благодарную аудиторию. Это были все же государственные школы, но, так скажем, на особом положении. Со временем популярность их значительно снизилась, хотя они до сих пор сохраняют свою внутреннюю специфику и ценятся в определенных кругах.
Питер Брейгель Старший, «Вавилонская башня»

Судьба намерения построить башню до небес широко известна. Колоссальное сооружение кажется прочным, но на самом деле видно, что нижние этажи недостроены или уже рушатся, ярусы неровные, строение кренится в сторону города.

Может быть, это перспектива всякой попытки создать одно-единственное общее для всех? Изменения в структуре среднего образования нарастают, монополия гособразования трансформируется.
Во-вторых, наряду с такими школами стали востребованы еще два типа именно частных учебных заведений — это, прежде всего, школы, куда обеспеченные родители отправляли детей, стремясь оградить их от дурного влияния улицы и создать благоприятный круг общения, школы — «камеры хранения», или «золотые клетки». В большинстве из них уровень образования не был высоким. Лишь несколько дорогих московских школ (МЭШ, «Наследник», «Премьер», «Бакалавр» и другие) длительное время удерживали высокую планку качества образования.

Появились и школы для детей с особенностями развития, с диагнозами, девиациями. Такие площадки были и остаются весьма востребованными. Тогда же, в 1990-х, появилось несколько частных школ, получивших неформальное определение интеллигентных: Филипповская школа, «Новая гуманитарная школа», «Ковчег XXI». Своей установкой на формирование фундаментальных знаний и развитие широкого кругозора, свободой и одновременно системным подходом, а также коллективами с ярким научным и творческим потенциалом они привлекли родителей с созвучными ценностями и до сих пор остаются своеобразными оазисами прежнего культурного кода. Со временем появились и православные учебные заведения, которые также нашли своих школьников.
Но выбор частного образования два-три десятилетия назад так и не стал массовым явлением, не хватило предпосылок. Бо́льшая часть семей школьников предпочли бесплатное обучение. Оставшаяся от советского прошлого прочная база еще пару десятилетий удерживала на плаву распираемое бесконечными реформами школьное образование. Представители нарождающегося среднего класса и интеллигенции в основном стремились отдать своих детей в престижные, давно и хорошо зарекомендовавшие себя школы. Сложился даже известный круг выбора: 2-я (лицей «Вторая школа»), 31-я (школа № 1520), 67-я (школа № 1567), 57-я, 45-я. Десятилетиями эти школы возглавляли яркие директора, личное участие которых гарантировало высокое качество образовательного результата и сохранение неповторимой атмосферы школы.
Рынок меняется
Такое подробное описание ситуации формирования российского рынка частного образования необходимо для осмысления нынешней образовательной макрокартины, характерной не только для Москвы, но и для регионов, хотя, конечно, в меньшей степени, ведь основная масса частных школ по-прежнему сосредоточена в столице.

Однако за последние 30 лет частный сектор мощно шагнул вперед, неожиданным образом став актуальной альтернативой государственному образованию повсеместно. Многие школы получили аккредитацию и стали официально выдавать аттестаты, уровень организации образовательного процесса стал порой даже выше, чем у признанных госшкол-лидеров: на выходе блестящие результаты, высокие баллы ЕГЭ, поступление в престижные вузы. Многие застройщики жилых кварталов стали оставлять за собой школьные здания и, объединяясь с известными школьными операторами, создавать целые сети ЧОУ в новостройках или просто сдавать в аренду площадки. Появилась возможность льготного выкупа нежилых помещений, подходящих для размещения небольших школ, о чем раньше невозможно было мечтать. Многие меценаты обратили внимание именно на школьное образование.
Оперативную деятельность школы можно и нужно сделать прибыльной, а со временем вернуть и капитальные вложения
Словом, рынок сильно изменился. В сторону частного сектора стали смотреть не только многие родители, которые раньше категорически не рассматривали частную школу в качестве возможного выбора, но и сильные педагоги. Сегодня частные площадки могут быть привлекательны для сотрудников не только значительно более высокой заработной платой, но и интересными, яркими коллективами, новыми кадровыми подходами, а главное, активными и замотивированными родителями и детьми.

Появился новый тип частных школ — школы, которые создают образовательное пространство по альтернативным принципам и обеспечивают высокое качество образования. А спрос на настоящее качество сейчас как никогда высок. Все больше людей начинают вкладываться в родительство, стремясь к осмыслению этой важной роли. Появились обучающие программы, такие как «Родитель — Учитель», блог Полины Мальцевой, семинары и лагеря Татьяны Загривной.
Несмотря на вялотекущий финансовый кризис, люди готовы платить за частное образование, даже брать образовательные кредиты, что в недалеком будущем станет нормой, как, например, когда-то никому не известная ипотека. Причин несколько: это и усталость от отсутствия желаемого качества, и очевидно лучшие материальные базы частных заведений, и индивидуальный подход к ребенку, и просто даже качественное питание. Не секрет, что в хорошие частные школы в Москве уже трудно попасть. В Новой школе пятый год подряд конкурс в первом классе составляет невообразимые 16 человек на место.

Возвращаясь к задаче увидеть финансовые возможности в школьном частном секторе, скажем: они там однозначно есть.
Где деньги?
Тема коммерческой привлекательности, скажем, детского сада ни у кого не вызывает сомнений. Спрос на дошкольные образовательные услуги очень высок, муниципальных садиков не хватает, финансовых вложений такой проект требует на порядок меньше, а спрос за результат, очевидно, несравним со школой. Ни тебе ЕГЭ, ни поступления, от которого у родителей стресс с первого класса, ни большого набора дополнительных занятий. И вот уже очередь из желающих отдать сопоставимую, между прочим, с платой за школьное образование сумму за садик. Давно доказано, что за дошколят платят гораздо охотнее, чем за подростков. А что в школе не так? Куда деваются деньги?

Школа — это большая структура, требующая значительного объема вложений. На заре частного образования школьное здание обычно арендовали. Например, здания бывших детских садов, отданные коммерческим структурам. При грамотном подходе, качественном маркетинге или просто работающем сарафанном радио такие школы всегда были в хорошем плюсе. Я лично знаю нескольких владельцев небольших частных школ старого образца, которые себя отлично чувствовали все время существования их бизнеса. Разумеется, если бы такие проекты не приносили прибыли, они бы естественным образом закрывались. Так что прибыльные частные школы давно существуют, мы ничем не отличаемся от наших зарубежных коллег.
Откуда же тогда взялось мнение, что это никак невозможно? Все просто: за последние несколько лет открылась пара десятков абсолютно новых по структуре и подходу к образованию школьных проектов. «Летово», Новая школа, «Хорошкола», Wunderpark, «Точка будущего» — так называемые школы новой волны сильно отличаются от традиционных и имеют несколько сходных черт. Помимо подходов, инноваций, миссии, особого акцента на формирование образовательной среды, современного оборудования и дизайна, они все — пока — убыточны. Почему?

У всех школ новой волны есть собственное здание, то есть в них сделаны многомиллионные долларовые вложения, которые не окупятся в краткосрочной перспективе и даже в обозримом будущем. Но проблема не столько в этом, сколько в том, что не покрываются и операционные расходы. Прежде всего, потому, что раздут штат. С одной стороны, набирают ярких, интересных педагогов, с другой — из-за кадрового голода приходится брать людей, не идеально соответствующих запросу учебного заведения, а потом добавлять к не справляющимся подмогу. Мультизадачных людей на рынке становится все меньше. Поэтому часто одну лампочку вкручивают впятером. Отсюда огромный ФОТ. А это, как знает любой предприниматель, одна из основных статей расходов и вечная головная боль. Причем эффективность у такого коллектива падает, а запросы и недовольство растут. Работодателю не позавидуешь: казалось бы, все возможности есть, а работать некому. Вот и приходится идти на рекрутинговые компромиссы, брать не совсем тех, а в результате получать совсем не то.
Хорошая новость в том, что все можно исправить. Главное, вовремя признать факт ошибки, честно обнаружить себя в сложившейся ситуации и перейти к конкретным действиям, наметив стратегию. Значит, оперативную деятельность можно и нужно сделать прибыльной, а со временем вернуть и капитальные вложения.

Первым делом необходимо перестроить внутришкольную кадровую политику, проанализировав эффективность работы своей команды. Можно найти сотрудникам более подходящие места, реорганизовать их работу, сделав ее более структурированной, осмысленной, ориентированной на измеримый результат. Высший пилотаж, конечно, объединиться в ассоциацию и договориться об общей стратегической политике, чтобы можно было, например, совместно задействовать педагогов и других сотрудников, не переманивая их друг у друга. В сущности, все школы настолько различаются по целям, смыслам, миссиям и первичной мотивации учредителей, что не являются прямыми конкурентами, а значит, могут стать настоящими партнерами.
Полезно также сделать управленческий и финансовый аудит школы и анализ работы образовательной модели, чтобы соответствующие три системы работали слаженно, как единый механизм, ориентируясь на одни и те же критерии качества, цели и ценности. Сверку целей и ценностей вообще желательно проводить раз в полгода, это практически гарантирует созвучие внутри коллектива и руководства.
Второй шаг к прибыли — это организация качественного онлайн-обучения для регионов. Создать доступ к инновационным образовательным площадкам для мальчишек и девчонок из разных городов России — это нужная и благородная миссия. Именно эта цель — во главе угла, а следствием станет финансовая прибыль для организации. А поскольку речь идет о гигантском трафике, то стоимость для конечного пользователя может быть минимальной.

В свое время легендарная «Вторая школа» вела в регионах Всесоюзную (успевшую побыть Всероссийской) заочную математическую школу, где ребята из самых дальних уголков страны посредством обычной бумажной (!) почты обучались у лучших учителей Москвы. Результаты были великолепные. Некоторые известные люди, занимающие сейчас высокие посты, окончили именно эту школу. Если такое было возможно тогда, то при современных технологиях это только вопрос стратегии и организации слаженного процесса, а деньги в таком случае не заставят себя ждать.
Третий шаг — это реорганизация дополнительного образования, на которое в средней и старшей школе родители тратят значительные средства, если предлагаются качественные услуги и соблюдается принцип территориального удобства.

Кружки и секции, музыкальные и спортивные школы, репетиторы и курсы — актуально всё. Важно сделать акцент на игровых видах спорта, в которых задействовано большое число участников. Это даст не только широкий охват аудитории, но и возможность для учащихся развить навыки командной работы в естественных условиях.

Все это можно и нужно делать на своей школьной площадке, объединяясь с лучшими провайдерами дополнительного образования, щедро делясь с ними прибылью, превращая школу в открытый образовательный центр. Есть модель, которая позволяет выстроить вторую половину дня в школе таким образом, что часть педагогов будет задействована в базовом учебном плане без дополнительных затрат для самой школы. В таком случае ФОТ-нагрузка на организацию уменьшается, а в выигрыше оказываются вообще все участники процесса.
Спасение утопающих
Наступает эра потребительства. Довольно скоро в нашей стране высшее образование тоже станет привилегией избранных, как это уже сейчас повсеместно происходит за рубежом. А это значит, что массовая школа будет нацелена на совсем иные задачи, качество образования еще больше усреднится, в ближайшие годы будет серьезно пересмотрен образовательный контент. Вследствие этого новая, достаточно большая родительская аудитория обратит внимание на частный сектор в образовании. Кто-то, разумеется, выберет активно развивающееся направление домашнего образования, благо есть поддерживающие организации в этой сфере и прекрасные проекты, например «Наши Пенаты» и программа «Родитель — Учитель». И с каждым годом таких семей будет все больше. Прогнозируемый рост сектора домашнего образования составит в этом году около 30%.

Рынок большой, и места хватит всем. Но тот, кто увидит все эти образовательные и геополитические тренды сейчас и перестроит процессы в своей организации по новому образцу, получит неоспоримое преимущество и найдет свое место на этом новом, бурно развивающемся рынке образовательных услуг.

Конечно, шагов к прибыльному образовательному проекту значительно больше, чем те, что я здесь описала, хотя именно они, на мой взгляд, ключевые. Вы обязательно сделаете и другие, свои шаги. Главное, помнить, что цель — это на самом деле качественное образование и воспитание, а прибыль придет при разумной и грамотной организации всех школьных процессов.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще