© 2021 Издательство журнала EdExpert
практики. переход

Как вырастает самостоятельный человек

Инструменты и практики развития личности ребенка
ПРАКТИКИ. ПЕРЕХОД
Как вырастает самостоятельный человек
Инструменты и практики развития личности ребенка
Задача родителей в семейном воспитании — сделать все возможное для того, чтобы ребенок стал автономным от семьи, научился принимать самостоятельные решения и выстраивать собственную жизнь.

Но часто ли самостоятельность и субъектная позиция ставятся во главу угла, когда речь идет о школьном и дополнительном образовании? Мария Иванова, руководитель развития бизнеса в Smart Course, рассуждает о современных задачах образования и исследует кейсы развития субъектности школьников.
Мария Иванова
руководитель развития бизнеса в Smart Course
Кто заказчики
Около 13 лет назад на конференции TED международный советник по вопросам образования Кен Робинсон выступил с революционным предложением: при проектировании образовательных систем перейти от «индустриального» подхода к «органическому», помогать становлению самостоятельной личности, а не воспитывать того, кто умеет решать кроссворды, но не знает значений слов, из которых кроссворд состоит.

Способы индивидуализации и персонализации обучения широко обсуждаются, возникают экспериментальные начинания в этой сфере. Но основная механика организации школьного обучения все еще в том, чтобы транслировать знания «сверху вниз».

Приоритеты в образовании зависят от того, кто заказчик и какие у него цели. Работодателям нужны квалифицированные кадры, школам и вузам требуется финансирование, государству надо держать марку перед другими странами. Кто тогда заинтересован в развитии личности? Кому важно научить детей выбирать, разбираться со своей мотивацией, понимать собственный внутренний мир.
Шанс на будущее мы сохраняем в том случае, если начнем формировать «долгий взгляд». Нужны ли экономике страны знания, зависит от того, с чем страна работает. Мы про нефть, газ, металлы, лес и т. д. И спрос есть на тех специалистов, кто не головой, а руками работает, или тех, кто их контролирует.

Но нельзя ориентироваться на спрос при выработке образовательных стандартов. Его определяет примитивная экономика и ориентация на прошлый исторический период. Скоро малый бизнес сможет через платформенные решения самостоятельно входить на глобальные рынки. И такая ситуация совершенно меняет требования к человеческому капиталу. Человек становится важнее денег. Важнее!
Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ
То есть, чтобы образовательная система была ориентирована на поддержку развития личности, должен произойти скачок в понимании на уровне общественного сознания: экономика какого типа строится, насколько далеко вперед мы смотрим, из какой точки в будущем станем оценивать результаты. Как возможно удерживать эту широкую рамку среди множества стейкхолдеров сферы образования, у каждого из которых свои цели? Вероятно, только при наличии определенных ценностных оснований культуры.

Рональд Инглхарт в книге «Культурная эволюция» пишет: «По итогам Всемирного исследования ценностей установлено, что ценности самовыражения и качества жизни становятся для государства важными только тогда, когда страна провела 20 лет в состоянии постоянного экономического роста, когда в социуме сформировалось ощущение экзистенциальной безопасности».

Пока как будто бы в приоритете обработка сырьевых ресурсов, и задача в парадигме выживания — обеспечить достаточное количество работников на производствах. Но с точки зрения управления системой, в которой производятся эти ресурсы, субъектность не менее важна. Вероятно, это проблема «будущих нас» через 10−20 лет.
Инициативы
Но кто тогда уже сейчас думает о том, что образование должно растить личность? Это преимущественно энтузиасты, которые смело реализуют авторские проекты на местах. Вот несколько примеров практик, где в центре внимания внутренний мир ребенка, а субъектность — ключевая организующая идея.

1. Неформальные сообщества

Мария Миркес и ее сообщество преподавателей видят развитие субъектности в качестве главной задачи образования. В каждой учебной ситуации происходит самостоятельное движение человека в предметной области, овладение универсальными культурными средствами.

К примеру, в детском саду ребенок чувствует себя некомфортно, не участвует в групповой работе, действует только по шаблону, не проявляет инициативы, самостоятельности и пр. Задача преподавателя — создать условия для созревания у ребенка чувства собственной ценности, значимости. Что можно сделать?
Отмечать и поддерживать все проявления самостоятельности.
Удерживать позицию наблюдателя. Необходимо, чтобы педагог «возвращал» ребенку ответственность за его решения, выбор, и если ребенок спрашивает: «А как правильно?», то лучше поддержать его самостоятельность вопросом «А ты как думаешь?»
Организовать среду таким образом, чтобы минимизировать риск «непоправимой» ошибки. Лучше слово с ошибкой будет написано, например, на песке, чем чернилами в тетради.
Вероятнее всего, общество уже готово принимать человека как личность со сложившейся субъектностью
Ребенок проявляет самостоятельность, растет его уверенность в своих силах и правильности собственного выбора, и так постепенно он выходит на новый уровень субъектности.

2.Среды допобразования

Павел Баскир и Анна Бабина в партнерстве с Фондом развития физтех-школ реализуют президентский грант на обучение преподавателей проектной деятельности в области технологического предпринимательства со школьниками 5−10-х классов.

Проектная лаборатория работает по принципу стартапа, но взрослые — это не только бизнес-менторы, но и педагоги, которые учитывают психовозрастные особенности детей, помогают формировать индивидуальные образовательные треки, учат учиться и работать в команде. Принцип работы лаборатории — добровольность участия каждого ребенка и взрослого и возможность свободного выхода из проекта.
Если создается действительно востребованный людьми продукт, то отношения с подростками и сам процесс обучения становятся субъектно-ориентированными естественным путем.
Анна Бабина
3. Интеграция практик развития субъектности в школьную систему

В 8-х классах школ Самарской области действует программа профориентации «ЛюбиДелай», разработанная Smart Course. Школьники при поддержке педагогов и разработчиков программы осваивают пять шагов осознанного выбора:



  • поиск собственных сильных сторон;
  • разработка нескольких вариантов упаковки уже имеющихся компетенций в соответствии с несколькими профессиональными направлениями;
  • выработка привычки пробовать и делать выбор;
  • самостоятельный поступок, проба;
  • рефлексия результатов выбора.
Освоив метод, школьник может применять его в разных контекстах — при выборе первой профессии или следующего учебного заведения, в ситуации жизненного выбора.

Но даже если этот навык сформирован, нужен поддерживающий контекст, а в современном российском социуме далеко не все взрослые, педагоги и родители, готовы принимать подростка с его субъектным выбором. Программа реализуется в регионе четвертый год, до конца ее проходят 30% педагогов, а на следующей год без самостоятельной поддержки по программе работают не более 10% педагогов.

Вероятно, это очень высокое требование к педагогу — удерживать рамку субъектности в образовательном процессе, когда общий социальный контекст таков, что ориентироваться приходится на задачу выживания и достижения формальных KPI. Тем не менее пока у преподавателей и социальных инвесторов есть ресурс и запрос на это, программа продолжает внедряться.
4. Тьюторская поддержка

В Новой школе в Москве технология тьюторского сопровождения интегрирована в учебный процесс и сферу допобразования. Дмитрий Зеливанский, руководитель тьюторской службы Новой школы, поднимает вопрос оценки результатов работы тьютора: «Как измерить окрепшую субъектность, самостоятельность, уверенность в себе? Правильно, по поступкам и поведенческим индикаторам в актуальных жизненных ситуациях. Это дорого, субъективно (точнее, экспертно), не квантифицируется и не рейтингуется, поэтому мало кто уделяет серьезное внимание личностным и метапредметным результатам».

Тьюторы Новой школы нашли для себя способ измерения роста субъектности — через описание разницы в поведении ребенка до включения в систему тьюторского сопровождения и после. Эти наблюдения постепенно складываются в общую картинку, в которой можно проследить развитие метапредметных и личностных навыков.

Вот пример такого описания педагога-наблюдателя: «На почве пристрастия к компьютерным играм у ребенка возникали конфликты с родителями. Не знал, как поправить ситуацию, не отказываясь полностью от игры. Ставил рядом с компьютером часы, но продолжал играть, когда лимит времени был исчерпан».

Спустя время: «Получает удовольствие от того, что способен себя контролировать. Спокойно играет в отведенное для этого время. Гордится тем, что может усилием воли прервать отдых вовремя и приступить к учебе».
***
Разумеется, практик, ориентированных на развитие субъектности, гораздо больше, чем упомянуто в статье. В Калининградской области развиваются два подхода к оцениванию образовательного результата: традиционная предметная и оценка развития личностных навыков.

Программа поддержки талантливых и мотивированных студентов Academic Excellence and Honors Education (AEHE) в Дальневосточном федеральном университете не предполагает наличия готового учебного плана. Это скорее конструктор индивидуального образовательного трека, который студент формирует самостоятельно, исходя из образовательных возможностей вуза и собственных целей.
Выводы
Вероятнее всего, общество уже готово принимать человека как личность со сложившейся субъектностью. Развиваются предпринимательские среды, платформы-маркетплейсы, такие, например, как Patreon, где можно зарабатывать творчеством. Для многих компаний наличие субъектной позиции у сотрудника гораздо важнее, чем соответствие профессиональным стандартам. Это характерно, например, для так называемых бирюзовых организаций.

Профессиональное педагогическое сообщество накапливает и обобщает данные о том, как работают практики развития субъектности в органическом подходе.

Несмотря на хрупкость экономической системы и отсутствие безопасности и благополучия как базового контекста, важно, чтобы профессиональное сообщество удержало ценность субъектно-ориентированных практик. Так вырастет поколение, которое будет создавать инновационные продукты, общество на основании гуманистических ценностей.
По определению Дмитрия Леонтьева, зрелая личность — это человек, который сумел сбалансировать свободу как высшую форму активности и ответственность как высшую форму саморегуляции в подростковом возрасте. Если этого не произошло, то человек входит во взрослую жизнь с неразрешенным подростковым кризисом и неразвитой способностью к самодетерминации, и вкладываться в развитие этой сферы человеку придется в течение жизни.

Факт начала независимого проживания, умение зарабатывать и освоение профессии еще не означают личностной зрелости, взрослости. Недостаток опыта субъектности определяет возросший общественный интерес к психотерапии, программам заботы о ментальном здоровье, развития личности, которые помогают людям взрослеть и дозревать, — тем, кто интуитивно ощутил дефицит или поставил себе соответствующую задачу.

Популярный тренд long life learning дополняется, таким образом, идеей развития личности в течение всей жизни. И мы увидим, как будет меняться образовательный и экономический ландшафт в связи с этим в ближайшие 12 лет благодаря или вопреки ориентации на рейтинги и количественные показатели.









Всемирный обзор ценностей (World Values Survey, WVS) — исследовательский проект, объединяющий социологов по всему миру, посвященный изучению влияния ценностей на социальную и культурную жизнь. Проведено семь раундов исследований общественного мнения с 1981-го по 2020 год в 97 странах с охватом населения 90%. Родоначальник проекта — социолог Рональд Инглхарт.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще