СПО. ИССЛЕДОВАНИЕ
СУПЕРСПОСОБНОСТЬ
Между колледжем и вузом: послешкольные маршруты российской молодежи
Поступать в колледж или в вуз? Такая альтернатива кажется мнимой, учитывая сохранение высокого социального запроса на высшее образование и большую отдачу от диплома вуза. Однако с середины 2010-х в России происходит перераспределение потоков школьников между вузами и колледжами все больше молодежи выбирает СПО.
Вера Мальцева
кандидат экономических наук, доцент, научный сотрудник Центра развития навыков и профессионального образования Института образования НИУ ВШЭ
Алексей Шабалин
эксперт Центра развития навыков и профессионального образования Института образования НИУ ВШЭ
Смена тренда
Рост популярности среднего профессионального образования и сжатие приема в вузы не только сигнал для системы образования, но и важный индикатор социально-экономической ситуации в стране. Дело в том, что выбор поступления в колледж или вуз тесно связан с социально-экономическим положением семьи с уровнем образования родителей и доходом. Традиционно считается, что обучение в колледже выбирают наименее благополучные социальные группы, то есть это траектория вынужденная, обусловленная социально-экономическими причинами. Мы решили разобраться, что может стоять за ростом спроса на среднее профессиональное образование со стороны российской молодежи. Результаты исследования впервые опубликованы в журнале «Вопросы образования».

СПО крайне неоднородный уровень образования, включающий программы в диапазоне от 3-го до 5-го уровня международной стандартной классификации образования: от подготовки рабочих на базе 9-х классов до специалистов для высокотехнологичных отраслей и креативных сфер занятости.
С 2013 г. отмечается постепенное снижение доли одиннадцатиклассников, поступающих в вузы, до 67% в 2020 г. при одновременном росте доли идущих в колледжи до 21%
Среднее профессиональное образование самый массовый уровень профессионального образования среди взрослого населения России, почти 45% россиян в возрасте 25−64 лет имеют именно диплом СПО. Контингент СПО составляют как школьники, только закончившие 9-й или 11-й класс, так и те, кто поступил в колледж не сразу после окончания школы, а также те, кто уже имеет среднее профессиональное и даже высшее образование. Однако именно школьники формируют ядро контингента колледжей на них пришлось 76% (850 тысяч человек) приема в 2020 г.

В 2010-е охват молодежи высшим образованием устойчиво снижается при росте охвата программами СПО. Только на программы подготовки специалистов среднего звена (ППССЗ) в 2020 г. поступило больше абитуриентов, чем в вузы 900 тысяч против 873 тысяч человек (рисунок 1).

Расширение контингента российских колледжей и выбор молодежи в пользу СПО происходят именно в сегменте программ подготовки специалистов среднего звена, тогда как прием на программы квалифицированных рабочих (ППКРС) стагнирует на уровне 210 тысяч человек в год. Поэтому для понимания причин роста СПО важно рассматривать именно сегмент программ подготовки специалистов среднего звена.
В. А. Мальцева, А. И. Шабалин. Не-обходной маневр, или Бум спроса на среднее профессиональное образование в России // Вопросы образования. — 2021. — № 2. — С. 10−42. https://vo.hse.ru/2021--2/480914728.html
В соответствии со статьей 108 федерального закона «Об образовании в Российской Федерации» от 29.12.2012 N 273-ФЗ начальное профессиональное образование (НПО) включено в уровень СПО. Бывшие программы НПО получили наименование программ подготовки квалифицированных рабочих и служащих (ППКРС); программы СПО программ подготовки специалистов среднего звена (ППССЗ).
Рисунок 1. Прием на программы высшего и среднего профессионального образования, тыс. чел.
Развилка
Ключевая развилка в выборе образовательной траектории происходит после 9-го класса. Получив основное среднее образование, школьник либо переходит в старшую школу, после которой большая часть продолжает обучение в вузе, либо поступает в колледж, при этом сохраняя возможность после поступить в вуз без сдачи ЕГЭ.

Именно в этой развилке после 9-го класса за последнее десятилетие произошло структурное изменение. Несмотря на постепенный выход страны из демографической ямы и прирост численности 15-летних, прием в 10-е классы стагнирует. Все больше девятиклассников выбирают колледж для продолжения обучения. В 2020 году в колледжи ушла почти половина выпускников 9-х классов (рисунок 2).
Рисунок 2. Выбор образовательной траектории после 9-го класса, % от выпуска
Переход в старшую школу воспринимается как выбор академической образовательной траектории еще до поступления в вуз, поэтому развилка после 11-го класса в контексте СПО практически не обсуждается.

Однако и после 11-го класса школьники оказываются перед выбором, и здесь наметились важные сдвиги. С 2013 г. отмечается постепенное снижение доли одиннадцатиклассников, поступающих в вузы, до 67% в 2020 г. (рисунок 3) при одновременном росте доли идущих в колледжи до 20%.

В случае с одиннадцатиклассниками речь идет о непосредственном выборе между вузом и колледжем, тогда как выбор после 9-го класса трудно назвать выбором или-или, учитывая, что треть выпускников колледжей продолжают обучение в вузе сразу после получения СПО. Здесь колледж это уже точно не способ избежать селективной старшей школы и ЕГЭ, а реальная альтернатива обучению в вузе. Причем это может быть как вынужденная альтернатива, так и вполне осознанный выбор.
Рисунок 3. Выбор образовательной траектории после 11-х классов, % от выпуска
Не обходной маневр
На первый взгляд, расширение приема в колледжи можно объяснить популярностью так называемой транзитной траектории 9-й класс — колледж — вуз, или «обходного маневра». Такая траектория подразумевает переход после окончания 9-го класса в колледж с последующим поступлением в вуз без сдачи ЕГЭ.

Однако данные убеждают в обратном. Объем транзитных потоков не только не растет, но сжимается, несмотря на рост приема (рисунок 4). С 2016 г. число «транзитных» обучающихся по программам СПО снизилось с 142,1 тысячи до 132,8 тысячи человек в 2020 г., а доля таких выпускников (ППССЗ) сократилась до 19,1% в 2020 г. Эти данные также опровергают распространенное утверждение из опросов студентов СПО о том, что подавляющее большинство из них планируют получать высшее образование сразу после окончания колледжа.

В итоге можно говорить о реальном росте популярности у молодежи трека СПО, за которым не стоит использование колледжей в качестве «перевалочных пунктов» на пути к высшему образованию.
Рисунок 4. Динамика потоков по транзитной траектории колледж — вуз (ППССЗ)
*"Транзитный" обучающийся выпускник колледжа, поступивший в вуз в год получения диплома СПО.
Аномалия
Еще пять лет назад траектория СПО была «безбарьерной»: конкурс на место по большей части отсутствовал, а прием велся преимущественно на бюджетные места. Однако с 2015 г. в системе произошли существенные перемены.

Во-первых, начался стремительный рост числа заявлений, как следствие, появился конкурс на место от 2,3 в среднем по России на программах для девятиклассников до 2,6 для одиннадцатиклассников.

Во-вторых, растет число обучающихся на договорной основе до 36% в 2019 г. на программах для девятиклассников. В сегменте программ на базе 11-х классов сложилась почти аномальная ситуация для системы СПО, когда число поступивших по договору превысило контингент бюджетников. Если в 2014 г. только в девяти регионах доля приема по договору была выше бюджетного, то в 2020 г. уже в 58 регионах.
Представители высокодоходных групп среди контингента СПО в 2013 г. составляли всего 31%, в 2017 г. уже 52%. Представление о том, что обучение в вузе выбор среднего класса, а колледж скорее нижних доходных групп, начинает разрушаться
В-третьих, изменения происходят на уровне выбора специальностей. За пять лет сервисные специальности утвердились в качестве основных направлений подготовки на программах специалистов среднего звена (60% приема в 2019 г.) (рисунок 5). При этом прием на «традиционные» индустриальные направления не сокращается. Однако именно сервисные направления подготовки стали объектом нового спроса девятиклассников в СПО и основой прироста контингента. Локомотивом спроса девятиклассников стали ИТ-специальности, что соответствует запросу на массовые профессии в области цифровой экономики.
Рисунок 5. Прием и заявления девятиклассников на сервисные и индустриальные программы СПО (ППССЗ), тыс.
Ригидность ответа
Возникновение «пузырей» спроса, в том числе на отдельных специальностях, и практически полное отсутствие конкурса на других очень симптоматично. Это расхождение между приемом, регулируемыми контрольными цифрами приема (КЦП), которые определяются на региональном уровне, и спросом школьников и их семей ставит вопросы о готовности системы к меняющемуся спросу. Особенно ярко это фиксируется в программах на базе 11-х классов, где прием остается неизменным при растущем спросе, что уже привело к ужесточению борьбы абитуриентов не только за бюджетные, но и за платные места.

В 2016 г. Министерство образования и науки РФ ввело норматив, в соответствии с которым субъектам рекомендуется набирать на программы СПО 50% молодежи в возрасте 15−19 лет, имеющей основное общее и среднее общее образование, причем этот норматив распространяется как на бюджетный, так и на платный прием. Необходимость соответствия нормативу в условиях выхода из демографической ямы обострила существующие ограничения и приоритеты в секторе СПО.
Выполняя социальную функцию, колледжи стали «школой второго шанса» для академически менее успешных учеников, которые вынуждены покинуть систему общего образования после 9-го класса. Поэтому субъекты вынуждены формировать КЦП в приоритетном порядке для абитуриентов на базе 9-х классов, тогда как КЦП для выпускников 11-х классов формируются по остаточному принципу.

Ригидность в отношении меняющегося спроса молодежи проявляется и в «пузырях» на отдельных специальностях. Регионы, опираясь на существующие методики прогнозирования кадровой потребности, в первую очередь стремятся обеспечить крупные индустриальные предприятия рабочими кадрами, а также подготовить достаточное количество специалистов социальной сферы. В итоге растущий спрос молодежи на креативные, сервисные и информационно-технологические специальности не находит ответа в КЦП (рисунок 6). В этих условиях наиболее обеспеченные домохозяйства все чаще голосуют рублем, увеличивая долю платного приема.
Рисунок 6. Доля поступивших от числа подавших заявления на программы подготовки специалистов среднего звена на базе 11-х классов, 2019 г., %
Причины
Перемена в спросе молодежи на послешкольные образовательные траектории имеет сложную природу и не сводится к одному принципиальному объяснению. Здесь можно говорить о сочетании различных факторов, как внешних для системы образования, так и внутренних.
1) Факторы внутри системы образования
Растущий интерес молодежи к треку СПО во многом может быть следствием изменений в смежных уровнях образования. Повышение селективности старшей школы и снижение доступности высшего образования ощутимо влияют на перераспределение потоков между колледжами и вузами. Институционализация ЕГЭ как экзамена с высокими ставками, включение среднего балла ЕГЭ в KPI региональных властей сказались на динамике переходов в 10-е классы. Одновременно сокращается количество вузов и бюджетных мест на массовых бакалаврских программах, снижается территориальная доступность высшего образования в большинстве регионов России. Эти изменения оказывают «выталкивающий» эффект, сокращая шансы школьников из семей с невысоким социально-экономическим положением на академический трек.
Мы наблюдаем реальное расширение спроса молодежи на трек СПО, которое уже не списать на стратегию обхода ЕГЭ на пути в вуз
С другой стороны, рост спроса может быть также свидетельством реального интереса и доверия к треку СПО результатом воздействия «притягивающих» факторов. С 2012 г. на государственном уровне получило развитие международное движение WorldSkills. Соревнования в области компетенций, призванные повысить престиж рабочих профессий в мире, переросли в России в полноценный инструмент развития сектора СПО. В частности, через внедрение передовых отраслевых стандартов, переоснащение колледжей и мастерских, переподготовку преподавателей, введение демонстрационного экзамена. На эти и другие инициативы под эгидой Ворлдскиллс Россия предусмотрено 30,2% бюджета федерального проекта по развитию профессионального и высшего образования «Молодые профессионалы» в расчете до 2024 г.
Включая финансирование международного чемпионата WorldSkills Kazan 2019.
2) Внешний фактор
Выбор послешкольной траектории во многом продиктован различиями в социально-экономическом статусе семей. Реальные располагаемые доходы населения России снижаются с 2014 г. Сжатие доходов происходит во всех децильных доходных группах, кроме самой высокодоходной.

В этих условиях для ряда семей выбор обучения в колледже на программе подготовки специалистов среднего звена становится реальной альтернативой обучению в вузе. Расходы на высшее образование сместились в наиболее высокодоходные группы и резко сократились в группах среднего класса. Одновременно в этих среднедоходных группах увеличились расходы на СПО. Представители высокодоходных групп среди контингента СПО в 2013 г. составляли всего 31%, в 2017 г. уже 52%. В итоге привычное представление о том, что обучение в вузе это выбор среднего класса, а колледж скорее нижних доходных групп, начинает разрушаться.
Рациональный выбор
1) Стоимость образования
Расходы на получение высшего образования объективно выше, чем на СПО. Во-первых, стоимость обучения в колледже в среднем в два раза ниже, чем в вузе, плюс более короткий срок обучения. Во-вторых, совокупные расходы на обучение в вузе часто включают дополнительные расходы на переезд и проживание. Эти дополнительные расходы сопряжены с обучением в вузах, которые имеют значительно меньший территориальный охват, чем колледжи (4627 колледжей против 1264 вузов с учетом филиалов в 2019 г.).

В итоге плата за обучение оказывается относительно небольшим бременем на фоне дополнительных расходов, которые составляют более 70% от общих ежегодных расходов на обучающегося в вузе. В-третьих, отдельная статья расходов при выборе академической траектории связана с подготовкой к поступлению в вуз. По данным опросов, перед поступлением 50% посещали подготовительные курсы и 28% занимались с репетиторами. Кроме того, каналы более дешевого и менее рискового получения высшего образования во многом перекрыты: с середины 2010-х закрылись многие вузовские филиалы, а также сократились бюджетные места на заочной форме обучения.
2) Рабочие места, соответствующие квалификации
Поступление в вуз или колледж это выбор не только образовательной траектории, но и трудовой. Если исходить из логики большей отдачи от диплома в виде более высокой заработной платы, то выбор очевиден необходимо получать высшее образование. Но не менее важен вопрос, сможет ли специалист после окончания колледжа или вуза найти работу соответствующего уровня квалификации, имеется ли в экономике необходимое количество и качество рабочих мест? В случае если специалист занимает рабочее место ниже своего уровня квалификации, он получает «штраф» на зарплату, то есть зарабатывает меньше, чем специалисты, занимающие места в соответствии с их квалификацией. По данным исследований, в России каждый четвертый работник имеет избыточное образование относительно требуемого, а «штраф» для работников с высшим образованием, занимающих рабочие места ниже своей формальной квалификации, составляет треть заработной платы.
3) Альтернатива вузу по «мягким» профессиям
Одиннадцатиклассники, подающие заявления в колледжи и вузы, проявляют повышенный интерес к одним и тем же специальностям. При этом набор наиболее популярных специальностей у одиннадцатиклассников по большей части состоит из креативных, сервисных профессий, то есть специальностей с нежесткой квалификационной иерархией (например, направления в области ИТ или СМИ). Как показывает международный опыт, во многих из этих профессиональных областей диплом о высшем образовании не является порогом для входа в профессию. Более того, именно требование к опыту работы остается главным препятствием при трудоустройстве у российских выпускников колледжей и вузов.

Также важно учесть, что поступить в вузы на бюджет по многим креативным специальностям, востребованным сервисным направлениям оказывается невозможно. Например, в 2019 г. на направления в области общественных наук 83% абитуриентов вузов поступили на платной основе. При этом школьники, которые выбирают трек СПО после 11-го класса, чаще всего выбирают между поступлением в колледж и неселективный вуз, отдача от диплома которого значимо ниже селективного.
Итоги
Мы наблюдаем реальное расширение спроса молодежи на трек СПО, которое уже не списать на стратегию обхода ЕГЭ на пути в вуз. Это осознанный и рациональный выбор семей и школьников в пользу колледжа как послешкольной траектории. Однако трудно записать этот сдвиг в достижения сектора СПО, хотя за последние годы в нем и произошли заметные положительные изменения, в том числе имиджевые.

Выбор образовательной траектории происходит в социально-экономическом контексте, который определяет баланс издержек и потенциальных выгод от поступления в колледж и вуз. С середины 2010-х этот контекст наполнен негативными явлениями устойчивым снижением реальных доходов, снижением доступности высшего образования на фоне стагнирующей экономической динамики. Эти факторы «выталкивают» школьников из семей с невысоким доходом из более дорогой и длинной академической траектории в трек СПО. В пандемичный 2020 г. эти тенденции еще более обострились.

Высшее образование все еще остается желанной целью, как и поступление в вуз после школы. Однако выбор в пользу колледжа постепенно теряет прежнюю «табуированность» даже для выходцев из семей с относительно высоким доходом и высшим образованием у родителей. Мы не имеем основания говорить о смене парадигмы важности высшего образования, но фиксируем постепенную нормализацию выбора колледжа для продолжения обучения. В свою очередь, приток в колледжи новых студентов из среднего класса и с неплохой успеваемостью может оказать позитивное воздействие и на сам рынок СПО, стимулировав появление новых колледжей и обновление образовательных практик.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Показать еще