Остаться в живых

Что будет с образовательным франчайзингом?

Компаниям-владельцам франшиз сейчас особенно тяжело: нужно думать о том, как выжить всем филиалам сети. Когда карантин только начинался, на российском образовательном рынке было представлено более 150 франшиз, в рамках которых работало свыше 4000 предприятий. Это центры дополнительного образования, детские сады и частные школы.
Дарья Тимощук
Основатель сети английских детских центров SmartFox
Что происходит сейчас в этом сегменте рынка? Понятно, что офлайн-центры закрыты, и далеко не все из них смогут возобновить работу, когда карантин закончится. Продавцы франшиз делают все возможное, чтобы как можно больше франчайзи выдержали эти испытания и продолжили работу.

27 апреля на онлайн круглом столе «Остаться в живых: поддержка франчайзи со стороны головной компании в условиях кризиса» в рамках Московского Международного Салона Образования мы поговорим о том, что представляет из себя поддержка франчайзи, как головные компании работают с руководителями филиалов, осуществляют обучение и методическую поддержку педагогов, какие инструменты используют для поддержания стандартов качества и какие экстренные меры применяют для помощи партнерам в кризис. Спикеры круглого стола — основатели нескольких международных франчайзинговых сетей, которые поделятся своим опытом в поддержке партнеров.
Какие возможны варианты антикризисной поддержки франчайзи от головной компании?
Адаптация образовательных программ под онлайн формат. Зачастую для этого требуется работа команды методистов (которые есть у франчайзеров, но у одиночных центров — далеко не всегда). Не так-то просто перевести в онлайн, например, программы раннего развития — во-первых, это маленькие дети, которых крайне тяжело удержать перед экраном и вовлечь в интерактив; во-вторых, такие программы обычно основаны на работе с сенсорными материалами, манипуляции предметами, тактильном контакте и постоянной смене видов деятельности. Тем не менее, некоторые образовательные центры сейчас пробуют запускать онлайн-занятия для малышей, и появляются даже онлайн детские сады, как бы странно это не звучало.

Еще одна сложность: занятия, которые требуют специфического (и часто дорогостоящего) оборудования. Многие секции робототехники сейчас закрыты. Но «Лиге Роботов», например, удалось организовать перевод в онлайн 60% учеников. Оборудование им доставляют на дом. На круглом столе генеральный директор сети Николай Пак расскажет, как его сотрудники это делают.
Обучение педагогов новым форматам работы, методическая и техническая поддержка.

Снижение или полная отмена роялти на период карантина, помощь в переговорах с арендодателями франчайзи об арендных каникулах, централизованное предоставление услуг (маркетинг, колл-центр и т. д.) за счет головной компании и другие варианты.
Юридическое сопровождение: помощь в оформлении договорных отношений с клиентами и сопутствующих вопросах.

Это, конечно, далеко не исчерпывающий список вариантов поддержки. Подробнее о том, что и как может делать головная компания, чтобы поддержать партнеров, мы поговорим на круглом столе 27 апреля.

Мы понимаем, что рынок франчайзинга уже не будет прежним. Поменяются продукты и бизнес-модели, кто-то исчезнет с рынка, кто-то перестанет продавать франшизу и уйдет в сегмент онлайн B2C обучения.

Но концептуально франчайзинг в образовании вряд ли ждут большие перемены. Давайте посмотрим, что представлял собой рынок образовательного франчайзинга еще месяц назад.
Если человек хочет открыть франшизу — о каких суммах идет речь?

Образовательные франшизы можно условно разделить на три модели:

  • «классическая»: открытие образовательного центра, детского сада или частной школы в отдельном помещении;
  • «мобильная»: приобретение франшизы на программу и субаренда зала на несколько часов или дней в неделю в действующем образовательном центре или детском саду;
  • приобретение франшизы на отдельную программу в собственный, уже действующий центр.
Вероятно, нас ждет появление и четвертой бизнес-модели — франшизы на онлайн-курсы.

Центр по классической модели потребует инвестиций от 3,5−4 млн. рублей в Москве и Санкт-Петербурге, от 1,5−2 млн. рублей в других городах. Это нижняя граница, верхняя — весьма расплывчата и зависит от многих факторов. Сумма складывается из паушального (вступительного) взноса за франшизу, расходов на аренду и оборудование помещения, персонал, маркетинг, роялти и прочих расходов до выхода на самоокупаемость. При запуске бизнеса в «мобильной» модели можно, как правило, уложиться в инвестиции до 1 млн. рублей.
Разбег паушального взноса на образовательном рынке внушительный — от 100 тыс. до 2 млн руб., иногда даже больше. Распространенная ценовая категория — 200−350 тыс. руб.

Частые заявления в рекламе образовательных франшиз о том, что собственный образовательный центр по франшизе N можно открыть с инвестициями в 400−800 тыс. рублей — откровенная ложь. Уникальные случаи встречаются, но это большое везение, а не масштабируемая история.
Андрей Лобанов
основатель Международной школы программирования и математики «Алгоритмика», спикер круглого стола
Учитывает ли франчайзинговый бизнес в образовании особенности региона, в который заходит? И да, и нет. Мы с партнером всегда определяем стартовую стратегию, по которой бизнесмен начинает развиваться. В «Алгоритмике» есть огромная база знаний с лучшими практиками от партнеров со всего мира. В первые несколько месяцев работы с партнером мы видим, что работает, а что нет, и адаптируем стартовую стратегию, используя лучшие практики из нашей базы.

Есть несколько составляющих бизнеса, которые подвержены региональной специфике:

Лидогенерация: в некоторых странах хорошо работает таргетированная реклама (Россия), в некоторых — взаимоотношения со школами (США), в больших городах — дижитал-реклама, в маленьких городах — сарафанное радио.

Формат оплат: где-то привыкли платить за год, где-то (как в России) — по месяцам.


Стартовый уровень ориентации детей: в России хорошо развиты hard skills и желание решать сложные, математические задачи. В США прокачаны soft skills, дети хорошо чувствуют себя на занятиях, больше ждут геймификацию и часто не готовы к hard-задачам.
Как подходить к выбору франшизы, если хочется в этом поучаствовать?
На мой взгляд, ключевые критерии при сравнении нескольких образовательных франшиз следующие:

Расчеты. Головная компания должна предоставить вам реалистичный и подробный бизнес-план (или его шаблон с пояснениями, как вам «подогнать» его под вашу специфику). Сумма необходимых инвестиций должна быть понятна заранее.

Образовательный продукт. Франшиза в образовании — это в первую очередь программа, которую вы будете предлагать клиентам. Углубитесь в вопрос, посмотрите, что это за программа, насколько она экологична, какие инструменты получат в руки ваши педагоги. Изучите примеры конспектов и материалов к ним. Поинтересуйтесь, как и в каком объеме будет проходить обучение и аттестация педагогов.

Состав пакета, в частности юридическая и маркетинговая поддержка. Что будет входить в эти части пакета: какая документация, обучающие материалы, консультирование, непосредственная помощь от сотрудников головной компании (настройка рекламы, сопровождение процесса получения лицензии, помощь в получении субсидий и т. п.)

Гибкость условий франшизы. Сможете ли вы расширять линейку услуг: запускать другие программы, совмещать бренды.

Честность головной компании с самого начала. Если ещё на этапе рекламы или презентации вам называют сильно заниженные цифры необходимых инвестиций — это уже серьезный повод задуматься.

И показательный критерий в новой парадигме — есть ли онлайн-версия данного образовательного продукта? Сумела ли компания пережить этот кризис.

Конечно, это не исчерпывающий список критериев. Есть такие важные вещи, как возраст компании, количество филиалов, отзывы и т. п. Но перечисленное выше — то, чем нельзя пренебречь.
Как франчайзинговые филиалы обеспечивают стандарты качества работы, заданные головной компанией? Хватает ли для этого обучения и документации со стороны головной компании, или очень многое зависит от персонала на местах?
Николай Пак
генеральный директор Федеральной сети секций «Лига Роботов», спикер сессии
В вопросах обеспечения качества одно не может быть без другого. С одной стороны, необходимы четкие и понятные регламенты работы и наглядное обучение по их применению. Но стандарты не работают сами по себе. Необходимо, чтобы франчайзи понимали, для чего они нужны, что качество образования очень важно. Поэтому крайне важен отбор франчайзи: каждый новый человек в нашей команде должен разделять ценности франшизы, быть командным игроком и иметь мотивацию уделять функционированию бизнеса значительную часть своего времени.

В штатных обстоятельствах у нас всегда жесткий отбор партнеров. Например, заведомо «отказные» персонажи — это так называемые коллекционеры бизнесов. Вот типичная самопрезентация такого типажа: «У меня 34 бизнеса, хочу купить вашу франшизу, будет 35-й бизнес, круто же. Заморачиваться сам не буду, поставлю какого-нибудь наемного управляющего». Вот таким соискателям мы отказываем с порога. Мы ищем людей реально заинтересованных, не холодных. Заинтересованных в детском образовании, в возрождении инженерного поколения, в создании цепочки «школа-вуз-предприятие». Мы ищем людей, которые нам духовно близки. Потому мы вплоть до последнего времени не рекламировали нашу франшизу в медиа-пространстве. Все наши партнеры приходят либо с родительских позиций — приведя детей куда-то, заинтересовавшись этим бизнесом, либо услышав рекомендации.
Александр Семенцов
основатель и генеральный директор компании junior-projects.com (проекты Юниор, Русский балет, ЭИ Дети, ЮниорКод, Лига Блогеров, GET English), спикер сессии
Каковы сроки и критерии оценки успеха или неуспеха франшизы? Могу сказать про нашу нишу — офлайн центры дополнительного образования для детей. Думаю, большинство проектов умирают в первые 3 года. Если переживают этот период, значит проект жизнеспособен, франчайзеры не теряют к нему интерес, а франчайзи видят выгоду в работе с франшизой. Так как рынок достаточно молодой, полагаю, уже это можно считать успехом.
Наталия Пичугова
основатель Международной сети центров раннего развития Точка Роста и Директор по развитию Учебных центров LEGO Education Afterschool Programs, спикер круглого стола
Одна из главных причин закрытия франшиз в том, что многие создают франшизу с целью дополнительного заработка, не учитывая, что франчайзинг — это отдельный бизнес, для развития которого нужны ресурсы: деньги, люди, время. Создание и продажа франшизы требует достаточно больших вложений.

Экономия на этапе запуска франшизы приводит к проблемам в работе франчайзи, а экономия на развитии франшизы не дает желаемых результатов в продажах. Поэтому франчайзер разочаровывается во франчайзинге и сворачивает это направление. Многие потом говорят, о том, что попробовали создать франшизу и разочаровались, потому что франшиза — это большая ответственность, много работы, но не так много заработка.

Долго живут франшизы, создание которых инициировалось не только желанием заработать, а стремлением поделиться своей уникальной идеей. Такие франшизы опираются на сформулированную миссию и систему ценностей, уделяют большое внимание подбору близких по духу франчайзи и много сил тратят на управление качеством.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Show more