© 2021 Издательство журнала EdExpert
ОТ ИЗДАТЕЛЯ

В поисках противоядия

Денис Кравченко
Главный редактор EdExpert
Я очень хотел быть пионером. Книжек начитался, фильмов насмотрелся. Думаю, все хотели. Хотя бы потому, что красный галстук на груди говорил о взрослости, о переходе на новый уровень. В начале третьего класса я уже спал и видел себя на торжественной линейке в знаменитом Дворце пионеров на Воробьевых горах (тогда Ленинских). Именно здесь должны были повязать галстуки первой очереди октябрят — лучшим ученикам. Учился я хорошо, но в высшую касту, увы, так и не попал…

Помешал маленький резиновый мячик. Помните, такие черные, тяжелые, очень высоко прыгали. Высоко и совершенно непредсказуемо. В школу приносить мячики категорически запрещалось. Но как-то на перемене я достал свое сокровище из ранца. Бросил об пол и… не поймал. Маленький предатель бешено заметался по школьному лестничному пролету. Я с интересом и ужасом наблюдал за его траекторией. Пока мячик не нашел окно… К несчастью, закрытое…
На следующий день папа был в школе № 101 в Шмитовском проезде (та, что с пушкой) и смущенно слушал классную руководительницу Викторию Владимировну. Она была замечательный учитель, спустя годы вспоминаю ее с теплотой. Но разбитое окно звонко требовало возмездия — вступление в пионерию было отложено на весну. Папа застеклил окно.

Звездочка с кудрявым Ильичом не радовала. Пионерский галстук и значок — вот мечта. Но совсем не принять не могли. Уж не знаю, какое кровавое преступление надо было совершить. Так положено: ты в третьем классе, и ты — пионер. Пришло время, и всех нас, непионеров, отвели в музей Красной Пресни и приняли в ряды.

Забавно, но в легендарном дворце на Воробьевых я все-таки оказался — 30 лет спустя в качестве директора по развитию. На праздновании 90-летия пионерской организации я попросил главного пионера торжественно повязать мне галстук на площади Парадов. И все получилось как нельзя лучше, закрыл гештальт…

Последние из пионеров 1980-х, к поколению которых отношусь и я, мало делали вместе. Было много идеологии, даже слишком, была внешняя сторона — со знаменами и линейками. Но какой-то значимой совместности очень сильно не хватало. Лишь однажды за всю мою пионерскую жизнь случилось что-то стоящее.
Вызвались мы с другом-одноклассником обойти ветеранов ВОВ в нашем районе, была задача выяснить их положение и записать, где кто воевал. Теперь это называется волонтерство. Нам дали дюжину фамилий и адресов, и мы приступили. Уж не знаю, откуда появился этот список, но, куда бы мы ни шли, везде ожидала неудача: или не проживает по данному адресу, или… Да, ветеранов и тогда уже было не очень много. И вдруг повезло! В одной квартире нас радушно приняли и проводили к дедушке-фронтовику. Оказалось, он ни много ни мало настоящий защитник Брестской крепости! Да еще и прекрасный рассказчик! Слушали его, затаив дыхание, записывали, задавали вопросы. Мы были на высоте! Но вот, собственно, и все…

Я был председателем совета отряда, вел для одноклассников политинформацию, был своего рода телеграм-каналом. Но хотелось большего, ведь в советской детской литературе пионеры были настоящими героями с пламенными сердцами! И однажды я поинтересовался у старшего товарища: а что так все тускло, никакой движухи? Мне авторитетно поведали: не волнуйся, чтобы оправдать звание пионера, достаточно просто хорошо учиться, ну и не хулиганить…

Та пионерия канула в Лету тихо и незаметно, просто перестала быть. Она оказалась не нужна. Ни о какой существенной роли детей-пионеров в жизни страны говорить не приходилось. Оказались неактуальны и законы организации, например такие: «Пионер — честный и верный товарищ, всегда смело стоящий за правду». И хотя очень многие вспоминают свои пионерские годы с ностальгией и теплотой, как и я в этом тексте, это скорее дань счастливым мгновениям детства.
***
Этим летом на артековском бережку учредили новую «пионерию», новое общероссийское детское движение. Я и мой EdExpert не смогли пройти мимо этого события, вот и обложку ему посвятили. Многие что-то шипят, дышат скепсисом. А мы верим! Хотя бы потому, что одним из учредителей стала «Большая перемена», конкурс, который сам по себе уже превратился в движение. БП объединила сотни тысяч детей за счет совместного делания — именно на деятельностный подход вся надежда. Одной красивой атрибутикой и лозунгами никого не удержишь. И все, разумеется, должно быть абсолютно добровольно и осознанно, принцип «тебе десять лет, и, стало быть, ты достоин» недопустим. Любой формализм — яд для движения.

В основе идеологии создания новой организации есть установка: инициатива в выработке основных решений принадлежит молодому поколению. Все взрослые, участвующие в старте, очень внятно это артикулируют. К декабрю, когда состоится съезд организации, все должно быть принято путем массовых голосований: название, направления деятельности, возрастные группы и атрибуты, а пока дети из всех регионов страны могут присоединиться к соавторству и предложить собственные идеи для движения, в том числе на платформе «Большой перемены».

Денис КРАВЧЕНКО, основатель EdExpert
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Show more