ED-БЕСЕДА
Пора выбирать: либо мы выживаем, либо развиваемся
«Рыбаков Фонд» — частная филантропическая организация, созданная для развития социально-образовательной среды. Президент, сооснователь и член совета фонда Екатерина Рыбакова рассказывает, как менять к лучшему социально-образовательную среду в школах.
Наргиз Асадова
специально для EdExpert
СПРАВКА
Екатерина Рыбакова

Родилась в городе Нижний Тагил в семье инженеров-металлургов. Училась в физико-технической школе при МФТИ и поступила в Уральский политехнический институт на радиотехнический факультет. Несколькими годами позже окончила Санкт-Петербургский государственный университет технологии и дизайна, а затем в Москве получила второе высшее по специальности «дизайнер костюма».

Президент, член совета и сооснователь фонда по поддержке предпринимательства и социальных проектов «Рыбаков Фонд»
Быть предприимчивым
—  Екатерина, расскажите, пожалуйста, как «Рыбаков Фонд» выбирает темы для своих проектов? Почему вы решили заниматься развитием образования?
—  С самого начала работы фонда мой муж Игорь и председатель попечительского совета Оскар Хартман хотели развивать предпринимательство в России. В отсутствии предпринимательской культуры и мышления они видели одну из основных проблем общества. Мы запустили ряд инициатив, но быстро поняли, что работать со взрослыми людьми — молодежью в офисах и вузах — не так эффективно, как с детьми и подростками.

Когда мы приходим в школу или детский сад, то видим задачу гораздо шире, чем просто формировать представление о предпринимательстве. Наша миссия — закладывать традицию развития социума своими руками. Чтобы человек по своей инициативе и, невзирая на препятствия, предпринимал что-то, что изменит его жизнь и жизнь его окружения. Инициативность и ответственность — это и есть истоки предпринимательства.

Эти принципы нужно закладывать через вовлечение детей в принятие решений, поддержку их инициатив. Например, когда в школе делают ремонт, дети могут в нем участвовать.

Так мы и перешли от идеи предпринимательства к образованию. Потому что школа — важнейший институт формирования и личности, и общества.
Был момент, когда мы занимались многими программами одновременно, не было фокуса. Волевым решением мы отсекли все лишнее, сконцентрировались на одном и разработали программу школы как центра социума*. При этом запущенные ранее проекты продолжают существовать автономно, мы поддерживаем с ними партнерское взаимодействие.
* Описание модели «Школа — центр социума» можно найти на странице www.school.getsample.ru
Наша миссия — закладывать традицию развития социума своими руками
—  Есть ли какие-то показатели, KPI, которые покажут, достиг ли «Рыбаков Фонд» своих целей?
—  Мы знаем, чего хотим: видеть выпускников готовыми к жизни и самореализации, успешными, счастливыми и, что важно, благодарными школе. Мы хотели бы, чтобы через десять лет 10% школ в России восприняли нашу модель, внедрили ее в свою практику, создали эндаументы, эффективный управляющий совет, стали центром социума, сформировали сообщество выпускников и т. д.
Школа как соавторство
—  Для развития школьных сообществ «Рыбаков Фонд» учредил несколько конкурсов на федеральном уровне. В этом году вы объединили конкурсы «iУчитель» и «Топ-школа». Расскажите, пожалуйста, в чем суть изменений?
—  Да, мы провели в этом году ребрендинг. Теперь мы принимаем заявки от школьных команд, потому что очень важно именно с помощью этого конкурса транслировать идею о том, что школой должна заниматься мотивированная и дееспособная команда, в которую входят не только педагоги, но и администрация, родители, выпускники.

Чтобы нам нравилось то, что происходит в школах, надо быть причастными к их жизни. Неправильно быть просто заказчиками образовательных услуг. Неправильно быть и в роли просителей, которые говорят: «Научите нашего ребеночка!» А им в ответ: «Сдайте деньги на шторы».

Родители и выпускники должны стать частью команды и заниматься проектами, которые выводят школу на новый уровень. Для этого необходимо целеполагание и долгосрочное планирование, простроенная траектория развития, понятная всем причастным. То есть у школы не должно быть задачи выживания, у нее должна быть задача развития.
—  Это звучит как попытка пробудить сознание околошкольного сообщества: родителей, бабушек и дедушек, бизнеса, местных властей.
—  Именно так. Потому что обычно эти категории людей занимают какую угодно позицию: критиков, строгих судей, тех, кто камня на камне не оставит от школы, но только не партнеров. Мы хотим, чтобы все увидели возможность стать партнерами.
Качество образования не связано напрямую с количеством вложенных в него денег. Оно достигается за счет качества человеческого взаимодействия
—  «iУчитель» проводится уже четвертый год. Отслеживаете ли вы судьбу победителей конкурса?
—  Безусловно. Очень надеюсь, что и педагоги, которые принимают участие в конкурсе, интересуются своим развитием. Они попадают в наше сообщество прогрессивно мыслящих, креативных педагогов, которые любят свою работу, болеют за дело, находят поддержку, без которой легко сдуться, потерять веру в себя, мотивацию. Задача конкурса «iУчитель» — формировать такое сообщество.
—  Вокруг каких школ, частных или государственных, органично складываются действующие сообщества?
—  Убеждена, что форма собственности значения не имеет. Есть и государственные школы, куда выпускники возвращаются не только в качестве волонтеров, но и в качестве учителей или родителей, которые приводят своих детей учиться. Насколько привлекательна школа, часто решают люди и взаимоотношения, а не только социально-экономический контекст.

Недавно при нашей поддержке вышла книга Института образования ВШЭ «Поверх барьеров», которая рассказывает о школах, живущих в сложных экономических и социальных условиях, но все равно показывающих выдающиеся результаты. «Вышка» исследовала причины, выясняя, почему это так. Одним из ключевых факторов оказалось выстраивание партнерских отношений с социумом. Важна также роль лидера: его понимание, осознанность, пассионарность, стремление что-то сделать, оставить след.
Стабильность через риск
—  Еще одна любопытная инициатива «Рыбаков Фонда» — это создание эндаументов при школах. Идея новая для России. Думаете, приживется?
—  У нас эта традиция по историческим причинам прервана, но мы хотим ее возродить. Идея эта прорастает непросто. Зачастую рационально мыслящие люди относятся к ней скептически. «Если у меня есть деньги, то мне их проще напрямую отдать школе. Потому что может быть инфляция, неизвестно, что вообще будет дальше», — думают они. У нас свой взгляд на эту проблему. Для нас эндаумент — один из способов создать сообщество. Вкладываясь в эндаумент, вы создаете связь со школой. Мысль о том, что вы вложили деньги и они будут работать на школу всегда, даже после того, как вас не станет, дает чувство наполненности. Еще важно, что эндаумент — это инструмент включения долгосрочного мышления для всех: и для школы, и для вкладчиков.

В логике долгосрочного планирования мы начинаем мыслить не временными отрезками в три-пять лет, а уходящими в бесконечность перспективами. Мы заглядываем за горизонт и видим картину в целом.
Мы хотели бы, чтобы через десять лет 10% школ в России восприняли нашу модель «Школа — центр социума», внедрили ее в свою практику, создали эндаументы
—  Звучит вдохновляюще. Но жители России в нескольких поколениях и по несколько раз переживали серьезные финансовые потрясения. Поэтому и нет доверия и привычки оперировать масштабными категориями.
—  Понятно, что всех пугают риски. Но, как известно, больше всех рискует тот, кто отказывается рисковать. Ну сколько можно бояться и выживать?! Нам пора сделать выбор: либо мы выживаем, либо развиваемся. Одновременно и то и другое делать нельзя.
—  Эндаументы возникали на Западе, в первую очередь при частных школах. А какие школы пришли на вашу платформу для эндаументов Legacy?
—  Большая часть — это госшколы. Государство сейчас транслирует мысль, что задача каждой школы — привлекать внебюджетное финансирование. И дело не в том, что государство расписывается в своей несостоятельности, мол, денег нет, искать их нужно самим. Дело как раз в том, чтобы создать общество соучастия, чтобы люди не чувствовали себя в роли потребителей, а были сопричастны, делая прямые пожертвования или вкладываясь в эндаумент. При этом важно подчеркнуть, что сам целевой капитал эндаумента школе не принадлежит, она распоряжается только доходом с этого капитала, потому что так пожелал вкладчик.

И распределением этого дохода занимается специальный совет, в который входят как представители школьной администрации, так и вкладчики эндаумента.
На платформе Legacy десять школьных эндаументов.

  • Города: Екатеринбург, Волгоград, село Пестравка под Самарой, Королев, Саратов, Ижевск, Ульяновск, Долгопрудный, Чебоксары, Йошкар-Ола.
  • Из них только одна частная школа — это школа «Поколение», Волгоград, объем 4 млн рублей.
  • Самый крупный эндаумент — гимназия № 210 «Корифей», Екатеринбург, 43,2 млн рублей.
  • Семь из десяти эндаументов созданы по инициативе выпускников, а не директора. Часто сразу несколько выпускников объединяются, чтобы создать эндаумент. Вкладывают личные средства и помогают с фандрайзингом. Лицей научно-инженерного профиля в Королеве: эндаумент создали семь выпускников разных лет. Физтех-лицей имени Капицы в Долгопрудном: два выпускника.
—  Сколько школ уже зарегистрировали эндаумент на вашей платформе?
—  Пока не так много (десять школ. — Прим. EdExpert). Но многие интересуются этой темой и находятся в процессе формирования первоначального капитала в 3 млн рублей. Лучше, когда с инициативой о создании эндаумента выступают выпускники, а не директор, тогда дело идет быстрее. Хотя нормально и директору быть главным фандрайзером для школы. Не надо избегать или стесняться этого статуса.
Не в деньгах качество
—  Недавно вышло любопытное исследование компании Skyeng. По их данным, траты семей на образование в США составляют 1,1 тысячи долларов на человека в год, в Великобритании — 830 долларов, в Новой Зеландии — 608 долларов. А в России этот показатель — 47 доларов! То есть в двадцать с лишним раз меньше, чем в Штатах. Почему так? Ведь в России всегда осознавалась ценность образования.
— Да, в России люди осознают образование как ценность, но при этом хотят ее просто потреблять, а вот соучаствовать не хотят. Это называется патерналистское мышление, которое необходимо изживать, потому что образование действительно общественная ценность. Это и не рынок, и не услуга. И даже если компания идет на рынок образования зарабатывать деньги, то не стоит ей воспринимать себя сугубо в качестве поставщика услуг. Мы создаем общественное благо.

И второе: для меня качество образования не связано напрямую с количеством вложенных в него денег. Эти показатели — 1100 долларов на человека в США против 47 долларов на человека в России — не характеризуют соотношение качества образования. Качество образования достигается за счет качественного человеческого взаимодействия, того самого контакта между педагогом и учеником. Деньги тут играют роль, но не решающую.
Средства «Рыбаков Фонда», вложенные в филантропическую деятельность:

2016 год

369 млн рублей

2017 год

586,3 млн рублей

2018 год

347,7 млн рублей
2019 год (за истекший период)

158,3 млн рублей
Итого за четыре года — 1,461 млрд рублей.
—  А как вы выбирали школы для своих детей? (в семье Рыбаковых четверо детей. Прим. EdExpert)
—  Наши дети учатся в разных школах, которые выбирали сами. Старшая дочь, как и другие наши дети, сначала ходила в частную школу — детский сад, которая в тот период переживала хорошие времена. Там была хорошая, доброжелательная, домашняя атмосфера, инновационная образовательная среда. Но к моменту, когда дети добрались до старшей школы, к сожалению, стали происходить изменения. Профессиональная команда не смогла справиться с управленческими задачами, не сумела удержать коллектив. Люди стали расходиться.

Тогда дочь сама сказала, что в старших классах хочет учиться в лицее при ВШЭ. Она туда поступила, окончила лицей и стала студенткой МФТИ. Собиралась в «Вышку» поступать, но в 11-м классе попала в аэрокосмическую школу в Физтехе. Вернулась — как подменили человека: «Только в Физтех, там такая среда, такая атмосфера, мне туда!» Она выбрала факультет биомедицинской физики, поступила по результатам ЕГЭ.

Лев после 7-го класса принял решение уйти в другую школу, математическую. До этого он активно занимался спортивной гимнастикой, каждый день по четыре часа, но было понятно, что в профессиональный спорт он не пойдет. А в математике всегда были успехи. Он занимался онлайн: не нравилось далеко ездить в кружки. В итоге поступил в школу, где был конкурс десять человек на место.
—  Многие состоятельные семьи в России отправляют своих детей учиться за границу: в Великобританию, Швейцарию, США. Вы никогда не хотели поступить так же?
—  Наши дети знают, что у них есть такая возможность, но они должны проявить инициативу, если хотят учиться в другой стране. Но они такой инициативы не проявляли, мы же их насильно отправлять не будем. Им нравится здесь. У них тут друзья, семья, молодой человек у старшей дочери.
—  В вашем понимании семья — это вы и Игорь, а дети приходят и уходят. Это очень необычно для современного общества, где семья — это мама и ребенок.
—  Дети — не наша собственность. Это то, над чем каждому родителю нужно работать. Когда мы получаем в руки этот комочек, кажется, что это твое. Но в какой-то момент необходимо осознать, что это не так и что наша роль как родителей — стать временным пристанищем. Ребенок пришел в этот мир не для меня, а для мира.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также: