ШКОЛА. WELLBEING
«Культивировать благожелательные отношения — это дополнительный вызов»
Пандемия, самоизоляция, переход образования в онлайн — все это стало колоссальным стрессом для учителей. О том, как помочь себе в это непростое время, рассказывает практикующий психолог Сабина Кулиева.
Галина Ларионова
консультант по сборке команд в образовании,
куратор HR-процессов
СПРАВКА
Сабина Кулиева

практикующий психолог, коуч, спикер, специалист в области партнерских отношений, эмоционального интеллекта и мотивации. Работает с владельцами компаний и топ-менеджерами по вопросам управления изменениями и стрессом, а также эмоционального лидерства.
Сабина, расскажите, пожалуйста, как давно вы занимаетесь темой личного благополучия?
Я столкнулась с этой темой, когда начала работать в корпоративной программе по стресс-коучингу. Это был 2012−2013 год. Мы помогали руководителям большой компании находить баланс между бизнесом и личной жизнью. Эти люди трудятся очень интенсивно: проводят много встреч в течение дня, часто переключают внимание, принимают решения с высокими ставками. Их деятельность — это «спорт высоких достижений». Предполагать, что люди, которые существуют в таком режиме, одновременно ведут обычный образ жизни, все равно что говорить, будто бы члены олимпийской сборной просто ходят на работу, а в свободное время занимаются спортом.

Мы стали говорить с этими людьми о том, что физическая активность, полноценное питание, дыхательные медитативные практики важны, чтобы быть успешным.
У детей не было пространства, где они могли получить эмоциональную разрядку
Сегодня в электронном журнале и дневнике МЭШ создана уникальная возможность быстрого перехода в систему видеоконференцсвязи, интегрированную с платформой Microsoft Teams, что значительно упрощает процесс организации дистанционного обучения. И если весной учителя использовали разные сервисы для организации онлайн-уроков, то сейчас предусмотрена возможность организовать дистанционное обучение по единому каналу связи.

Педагоги находятся на связи со школьниками, проводят консультации, отвечают на вопросы, контролируют образовательный процесс. Даже весной, когда еще не было единой системы в школах, мы все справились, и ребята сдали ЕГЭ не хуже, чем в предыдущие годы. Сейчас, уже имея опыт, мы следим, чтобы качество образования осталось на высоком уровне.

При этом мы понимаем, что с технической точки зрения не все семьи могут организовать дистанционное обучение детей. Поэтому при отсутствии возможности подключения ученика к дистанционным урокам, школы в индивидуальном порядке рассматривают каждый такой случай и передают в безвозмездное пользование ноутбуки и компьютеры семьям, которые в них нуждаются.
Насколько часто люди просят вас помочь им в плане личного благополучия?
Наверное, уровень осознанности и информированности еще не так высок, чтобы люди обращались с прямым запросом «мне нужно наладить личное благополучие». Сейчас клиенты чаще приходят с жалобами на то, что «нет сил», «расстроились отношения с мужем/женой», «не хватает энергии, времени на себя». Эти жалобы косвенно указывают на то, что жизненный баланс нарушился, и мы, так или иначе, заходим в тему wellbeing: «А что для меня значит благополучная, полнокровная, исполненная жизнь?» Я очень люблю слово «исполненность». Оно означает «когда моя жизнь исполняется».
А насколько часто вы работаете с педагогами?
Мы дружим с командой педагогов из школы в небольшом городе Красный Сулин в Ростовской области, которая придерживается коучингового подхода в отношениях между учителями, учениками и родителями.

Когда начался карантин, я обратилась к ним с предложением: «А хотите, мы на онлайн-сессиях поработаем над тем, как давать себе или другому человеку внимание, поддержку, здоровую оценку и адекватный вызов. Эти аспекты позволяют выстроить четыре надежные опоры в жизни». Учителя с благодарностью приняли мое предложение. Результат был очень хорошим. Все участники говорили о том, как наши сессии помогли им справляться с физической и эмоциональной нагрузкой.
Какие основные «боли» у них были?
Эти люди живут и работают в очень непростых условиях в Красном Сулине, городке в Ростовской области. Их ресурсы очень ограниченны, но они стараются, чтобы ученики получали максимум. Директор этой школы Виктория Евтюхова посвятила жизнь идее педагогической, психологической, эмоциональной помощи детям. Кроме того, коллектив невероятно поддерживает друг друга.
Основная «боль» заключалась в том, что педагоги оказались в ситуации, когда надо было очень быстро менять способы взаимодействия, осваивать технологии, к которым раньше было настороженное и скорее негативное отношение. Потерялся личный контакт: «Я не могу подойти к ребенку, погладить его по голове, обнять, увидеть, какая на самом деле эмоция». Исчез огромный пласт возможного взаимодействия с детьми, друг с другом, с родителями. Педагоги перестали получать качественную обратную связь от учеников. Кроме того, люди, которые привыкли ходить по классу, по школе, оказались вынуждены сидеть за компьютерами по 8−10 часов. Много было жалоб и на то, что стало труднее разделить для себя работу и дом.
«Благожелательное внимание»
Сабина, скажите, пожалуйста, человек, который находится в балансе, благополучный человек, какой он?
Мы говорим сейчас о педагогах, верно? Мой папа был профессором музыки, а мама преподавала английский язык. Поэтому я, что называется, изнутри видела, как это делается. Утром они уходили на работу, днем возвращались домой. Иногда у них были вечерние классы. Но днем они всегда отдыхали: спали 45−60 минут или просто лежали с книжкой. Это был совершенно четкий порядок.
Исчез огромный пласт возможного взаимодействия педагогов с детьми, друг с другом, с родителями
Каждый завтракал в свое время, но обедали мы все вместе. Я часто слышала, как родители обсуждают разные сложности, в том числе профессиональные. У мамы было несколько близких подруг, с которыми она обсуждала непростые рабочие ситуации. На тот момент, конечно, психотерапевтической помощи не было, но вот друг другу они рассказывали, какие бывают сложные ученики, как возникают трудности во взаимоотношениях с руководством. Для них это была возможность «вентилировать» эмоции и прояснять, а как еще можно решить проблему. Очень помогали моим родителям и благожелательные отношения с коллегами. Джон Готтман, вот уже 40 лет исследующий взаимоотношения между супругами, способы сохранения брака и прогнозирование разводов, говорит о том, что в хороших парах — а мы экстраполируем и говорим «в хороших коллективах» — негативный стимул к позитивному должен относиться как 1 к 5.
Вся наша культура, особенно педагогическая, заточена на то, чтобы найти ошибку и искоренить ее. Конечно, культивирование благожелательных отношений — это дополнительный вызов. Педагоги из Красного Сулина, о которых я рассказываю, много времени и усилий тратят на то, чтобы эмоционально подпитывать себя и друг друга.

Мне кажется, детям, которые учатся в этой школе, невероятно повезло, потому что они получают очень много благожелательного внимания и безусловной поддержки.
Это очень ценно. Этот опыт ребенок потом перенесет на взаимодействие со всеми, кто находится с ним рядом.
И мы получим человека со здоровой психикой. Когда у человека есть опыт получения благожелательного внимания, он может его проживать и присваивать, давать безусловную поддержку самому себе. Он может видеть свои плюсы и зоны развития, понимать, каков его настоящий уровень компетентности и знаний. Если ты понимаешь, где ты находишь, это дает тебе более сбалансированную картинку, позволяет бросать себе адекватный вызов: «А могу ли я больше? Мне хочется попробовать!» Вот эта модель, которую я продвигаю, — внимание, поддержка, оценка и вызов — как раз и дает устойчивость, как мне кажется.
Я прочла в одной из книг по истории, что цивилизация в шумерских городах стала зарождаться, потому что внешние условия не требовали постоянной обороны — можно было обратить внимание на жизнь внутри города. Я думаю, что вполне можно провести параллели с работой психики.
И более того, мы живем в нашей стране в условиях патриархата при декларируемом равноправии. Мы заявляем одно, а проживаем другое. Но при этом экономические решения в семьях принимают женщины, а врачи, педагоги, люди, которые создают фон, на котором формируется нация, тоже в основном женщины. Я недавно услышала дивную фразу: более 60% наших детей растут в однополых семьях — с мамами и бабушками. И, конечно, отсутствие или дефицит положительного образа отца создает дополнительные сложности в воспитании как мальчиков, так и девочек.
Я считаю, что каждый на своем месте должен делать то, что он может, формировать небольшой круг, который будет постепенно разрастаться. Вот я не из тех, кто пойдет на баррикады. Я скорее Дядюшка Тыква, который по кирпичику складывает свой домик.
«Кто обо мне заботится?»
Почему-то, когда я спросила: «Благополучный человек, какой он?» — вы уточнили, о ком мы сейчас говорим. Некоторые из шести аспектов, которыми вы занимаетесь, не относятся к педагогам? Или не относятся к педагогам-мужчинам?
Я считаю, что для педагогов, вообще для людей помогающих профессий модель здоровой, полноценной жизни находится под еще более высоким давлением, потому что сама идея этой профессии направлена на отдачу, а не на восполнение, не на получение. Я знаю, насколько им сложно настраивать баланс брать — отдавать.
А кто управляет состоянием благополучия человека?
Прекрасный вопрос. В советское время это была в том числе задача государства. У родителей был длительный отпуск. Они всегда нас вывозили к морю. Они всегда пользовались всеми возможностями для повышения квалификации. В моей семье фокус внимания был направлен на здоровое, скажем так, восполнение физических ресурсов: сон, свежая еда, достаточное количество питья. Есть разные способы восстановления энергии. Физическое и физиологическое восстановление необходимо в первую очередь.

Поддержка со стороны государства прекратилась в 1985 году, когда я окончила школу. Поколению родителей пришлось на ходу перестраивать модель «Кто обо мне заботится?» Моих родителей спасало то, что они заботились друг о друге. Но замкнутая система проблематична тем, что, как только исчезает один партнер, второй полностью лишается поддержки. В моей семье так и произошло. Папа умер, и мама не справилась с задачей перенаправить заботу о себе.
Выживают не самые сильные или умные, а самые гибкие на уровне реакций
Конечно, человек сам отвечает за свое здоровье, благополучие и т. д. Но, чтобы это стало возможным, нужна безусловная поддержка. К сожалению, в нашей культуре принято обращать внимание на человека только тогда, когда с ним что-то не так: «У тебя температура? Ты кашляешь? Ты вялый?» У большинства из нас не было в детстве опыта благожелательного внимания: «О, смотри, как у тебя это интересно получается! Хотел бы ты этим заниматься? А может быть, ты вот это попробуешь?» То есть существовал базовый стандартный набор: ребенок должен быть сыт, чист, отведен в школу, в кружки, на спортивные мероприятия, приведен домой. Но в этой базе не было здорового эмоционального воспитания. Я в своей работе часто помогаю людям эмоционально взрослеть, подращивать те части психики, которые своевременно не получили качественного внимания, поддержки, оценки и вызова. Когда в результате коучинговой работы человек получает их, то может присвоить и дальше заботиться о себе самостоятельно. Следующий этап ответственности — выстроить вокруг себя выбранную семью, тех людей, которые помогают создавать условия, в которых постоянно происходит обмен качественным вниманием. Я могу давать внимание, поддержку, оценку и вызов, и мне тоже дают внимание, поддержку, оценку и вызов. И вот в этом балансе развивается внимание к тому, какой должна быть жизнь.
Я долго шла к тому, чтобы принять свое тело. Я не любила некоторые его части, была, как и многие, подвержена мании снижения веса. Финальный этап принятия случился в работе с преподавателем по голосу, которая очень поддерживала установление контакта с собой. Я теперь люблю свое тело и принимаю его. И я ему благодарна.
Это очень яркий пример. Спасибо большое. Все говорят, что надо любить себя. Никто, правда, не говорит, что для этого нужно делать. Я — это и мое тело, и мои мысли, и мои эмоции, и что-то большее. И вот когда я могу быть в контакте со всей собой, тогда появляется как раз возможность находиться в благожелательном и здоровом внимании.

Есть рефлекторные, базовые реакции: бей, беги, замри, исчезни. Для женщин «замри, исчезни» являются более частыми, чем «бей, беги». Но о них никто не говорит. Есть эмоциональные реакции более высокого уровня, шесть из которых — базовые: гнев, страх, отвращение, печаль, радость и удивление. Эмоции нового времени — это воодушевление и интерес. И очень важно осознавать, какие эмоции принадлежат вам, а какие вменяются, стимулируются внешними раздражителями.
Плюс есть уровень, на котором мы регулируем внутрисоциальные контакты. Здесь речь идет об эмоциях и о правилах взаимодействия уже не только с собой, но и с другими, о решениях, которые мы должны принимать о своих эмоциях под давлением правил социума. Мы всё время испытываем смесь переживаний, эмоций. Но мы не можем ее толком расшифровать: «Ага, это раздражение. Хочу ли я этого? Это оптимальная сейчас для меня эмоция? Нет. А какая оптимальная? Ну, интерес. Попробую с интересом к этому отнестись». Вот такой контакт между умом, интеллектом, эмоциями и фоновыми базовыми реакциями, мне кажется, дает гораздо больше вариативности на уровне поведения. Чарльз Дарвин говорил, что выживают не самые сильные или умные, а самые гибкие на уровне реакций.
«Просите о помощи»
Я уверена, что за этот год мы как вид, который выжил, многому научились. За что мы можем похвалить себя в это трудное время?
Вирус с невероятной ясностью и жесткостью показал нам все слабые элементы и системы здравоохранения, и системы отношения к себе и к собственному организму. И поэтому уязвимее всех оказались люди с хроническими болезнями. Я очень сочувствую тем, кто потерял близких, тем, кто оказался в тяжелой эмоциональной, физической и материальной ситуации. Но этот прецедент ярко продемонстрировал, на что на самом деле нужно обращать внимание: наша система здравоохранения имеет слабое отношение к сохранению здоровья. Она выстроена вокруг борьбы с болезнью.
Возвращаясь к вашему вопросу «на ком ответственность?» Делать ежегодный check up здоровья, ходить каждый день 15−30 минут на свежем воздухе, подставлять лицо солнечному свету, пить больше чистой воды и травяных чаев вместо кофе, дышать носом — это моя ответственность. Для людей, которые сейчас начали заниматься медитацией, дыханием, физической культурой, «корона» стала тем самым вызовом, который перефокусировал их внимание с внешних задач на внутренние потребности.
Я во время «короны» осознала, насколько для меня важны друзья. И захотела им сказать об этом. И услышала это от них в ответ. Для меня это было главным, на что я обратила внимание и над чем работала сознательно.
Я поддерживаю то, о чем вы говорите. Почти 80-летнее исследование в Гарварде продемонстрировало, что качество жизни напрямую зависит от качества близких связей. И мы говорим не только о кровных семьях, но и о ближнем круге, который нужно создавать и культивировать. То есть следующее по значимости после хорошего контакта с телом и заботы о здоровье — это формирование, поддержание, культивирование ближнего круга и и углубление позитивного взаимообмена с ним. Люди, которые смогли за время «короны» осознать это и не остаться один на один с происходящим, извлекли из ситуации здоровый урок.

Есть несколько критериев травмирующего события:

  • оно происходит внезапно, нарушается привычный ход жизни. Мы не ожидали, что оно произойдет, оно свалилось как снег на голову;
  • оно не укладывается в наше представление о реальности. Мы думаем: «Это невозможно, не может такого быть»;
  • человек остается один на один с проблемой.

Люди, которые оказались готовы к произошедшему физически, психологически, эмоционально, пострадали меньше. Люди, которые осмелились выходить на контакт и подпитывать связи, оказались лучше адаптированы к новой реальности. Люди, у которых этого не сложилось, остались глубоко травмированными, и нам еще предстоит взаимодействовать с той травмой, которую пережила большая, если не бОльшая, часть населения.
Важно, как мне кажется, помнить, что пострадали не только взрослые, но и дети. Я читала исследования о том, что последствия нерегулярного очного посещения школ будут влиять на экономику еще 60 лет.
Признаки травматического события вписываются в то, что дети привыкли ходить в школу, быть в контакте со сверстниками, с любимыми учителями. Наверное, я еще добавлю драматизма, хотя и не люблю этого делать, но за период «короны» случился «просто звездопад», как сказала моя знакомая, которая имеет непосредственное отношение к детской психиатрии. Было огромное количество детских самоубийств. И это тоже невероятной силы событие. А привело к нему то, что у детей не было пространства, где они могли получить эмоциональную разрядку, подпитку.
Да. Наше сочувствие всем тем, кто потерял близких.
Я делаю то, что могу. И я просто хочу сказать людям, которые столкнулись со страшными, тяжелыми событиями: выходите на контакт. Есть огромное количество групп психологической поддержки. Будьте среди тех, кто знает, что это такое, кто уже хотя бы на полшага впереди вас. Рассказывайте о своих эмоциях. К сожалению, у нас в России принято просить помощи уже тогда, когда нет ресурса принять отказ. Просите о помощи, как только у вас появляется в этом потребность. Если один человек откажет, идите к другому, просите в соцсетях. В этом нет ничего стыдного. Это естественное, нормальное взаимоотношение человека с большой системой. Нельзя оставаться в одиночестве.
Я бы даже еще добавила, что таким образом мы развиваем свою способность к доверию.
Это первый момент. А второй: вспомните, как вы себя чувствовали, когда могли кому-то помочь. Наверняка вам было светло и радостно. Дайте возможность людям почувствовать себя хорошо, когда они вам помогают. Когда мы помогаем одному человеку, мы помогаем и тем, кто находится рядом с ним.
«Скажите себе спасибо»
С чего вы рекомендуете начать тем, кто задумывается о восстановлении или об обретении баланса в своей жизни?
Я фанат маленьких и простых шагов. Во-первых, начните дышать носом — медленно, глубоко — и диафрагмой. Если вы сделаете десять циклов такого дыхания «на четыре счета вдох, на шесть счетов выдох» — вы уже поможете своей нервной системе. Активируется парасимпатическая система, которая отвечает за расслабление, восстановление и возвращение в состояние психологической и физиологической стабильности.
Во-вторых, утром, когда вы просыпаетесь, выйдите и подставьте лицо небу, каким бы оно ни было хмурым. Если вы в этот момент дышите, это вообще прекрасно. Для того чтобы у нас работали ритмы смены дня и ночи, нам нужно давать своему мозгу информацию о том, что сейчас время пробуждаться или засыпать.

Ложитесь спать до полуночи. Восьмичасовой сон — это то, что 85−90% людей необходимо для восстановления. Зимой потребность в сне выше. Чем меньше вы спите, тем больше вы хотите есть, тем хуже у вас настроение. Если вы не выспались ночью, дайте себе днем 15 минут посидеть, подремать в тихом месте.
Это совсем простые и очень значимые вещи. А как себя вознаграждать и хвалить за эти малые шаги?
Это прекрасный вопрос, Галина. Спасибо большое за него. У нас опять принято себя ругать. Профессор Стэндфордского университета Эндрю Хуберман говорит о том, что люди, которые начинают себя поддерживать и хвалить за любые небольшие шаги в сторону масштабной цели, лучше сохраняют мотивацию, с более высокой вероятностью достигают желаемого и субъективно чувствуют себя более счастливыми, а вследствие этого и здоровыми. Поэтому, если вы смогли сегодня утром встать и посмотреть на небо, хвалите себя за это. Скажите: «Как хорошо! Какой я молодец, что я уделил себе хотя бы две-три минуты времени». Вам удалось раз в день подышать носом? Скажите себе «спасибо большое». Отнеситесь к своему телу, к своему сознанию, к себе как к самому любимому человеку. Поговорите с собой ласково. Это очень важно.
Обнимите себя физически и душевно.
Да. И между прочим, неважно, обнимает вас близкий человек или вы обнимаете себя сами. Мозг в любом случае реагирует выбросом окситоцина.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также:
Show more