АРТ-ОБРАЗОВАНИЕ. ЭКСПЕРТ
Без знания технологий художнику
на рынке делать нечего
Лейсан Брусницкая
Автор EdExpert
Междисциплинарный подход к проектированию программ и преподаванию в творческих школах и вузах применяется все чаще. Преподаватель объединяет две или более дисциплин в единую деятельность, например в исследовательский проект или в создание медиа-арт-объекта, что способствует интеграции знаний и методов из разных источников.

Доктор Джойс Би Туан Ко уже много лет практикует такой подход к художественному образованию. А в этом году она приезжала в Россию по приглашению Дирекции образовательных программ в сфере культуры и искусства Департамента культуры Москвы. В рамках программы переподготовки «Арт-образование-2017/18» Джой Ко провела открытую лекцию «Междисциплинарный подход как творческое развитие системы арт-образования», а также являлась одним из наставников «Арт-лаборатории» проекта московских школ искусств Департамента культуры Москвы.
СПРАВКА
Джойс Би Туан Ко (Joyce Koh Bee Tuan)

PhD, музыкант, композитор, заместитель декана по образовательной деятельности Наньянгской академии изящных искусств (NAFA, Сингапур).
Год за рубежом — слишком дорого
— Расскажите подробнее об Академии NAFA (Наньянгская академия изящных искусств).
— Я работаю заместителем декана по образовательной деятельности Наньянгской академии изящных искусств. Она была основана в 1938 году, еще до независимости Сингапура художниками — иммигрантами из Китая. Поначалу это была просто школа для 14 учеников в том месте, где Наньянг встречается с Южным морем.
— Сколько учеников сейчас в школе?
— Около двух тысяч. Сначала в школе изучали изящные искусства, позже появились курсы дизайна и музыки. Сейчас у нас восемь образовательных программ.
—  Были ли моменты серьезных поворотов в разработке программ в истории школы?
— В период Второй мировой войны школа даже закрывалась на время. К счастью, общество решило ее сохранить и помогло продержаться. Серьезные перемены произошли за последние десять лет: появились запросы на мультимедиа, усовершенствованные технологии, навыки визуальных коммуникаций. В ответ на это мы расширили список программ. После анимации появился интерес к 3D-технологии, продакт-дизайну, дизайну интерьеров.
—  Кто учится в вашей академии?
— Большая часть наших студентов — 18-летние юноши и девушки, которые приходят к нам после окончания школы. У них есть импульсивность молодости, но нет опыта владения разными техниками. Мы встречаем их на половине пути и должны их обучить.

Система образования в Сингапуре похожа на вашу — обучение в средней и старшей школе длится 12 лет, после этого желающие могут поступить в университеты. NAFA находится как раз между школой и университетом.

Образование в Сингапуре очень академичное, много внимания уделяется точным наукам. В этом контексте искусство воспринимается как хобби, поэтому такая школа, как наша, большая редкость.

К нам идут ученики для повышения уровня готовности к университету. После трех лет обучения они получают диплом, который дополняют одним-двумя годами университета для получения степени бакалавра в своей специализации. Мы сотрудничаем не только с сингапурскими вузами. Например, направление изобразительных искусств предусматривает получение совместного диплома с одним из английских университетов.
—  Во Франции похожая система: для получения степени бакалавра в Sciences Po после трех лет обучения в Париже необходимо на год съездить по обмену в университет другой страны.
—  Год — слишком дорого, студенты ездят на девять недель, чтобы почувствовать вкус заграничного обучения. Например, музыкальное направление в NAFA — это три года обучения в Сингапуре, после которых студент едет в Королевский колледж музыки (Royal College of Music) в Лондоне, с которым у школы также партнерское соглашение.
Главный барьер — цена
—  В Наньянгской академии вы практикуете междисциплинарный подход для творческого развития системы преподавания. Расскажите, пожалуйста, о его теоретических основах?
—  Междисциплинарный подход — это процесс получения знаний, который интегрирует больше двух дисциплин. Итогом становится понимание, возникающее в результате взгляда на один и тот же предмет с разных перспектив из различных дисциплин.

Этот подход отличается от мультидисциплинарного тем, что здесь направления смешиваются, теряют свою обособленность и синтезируются. Вы соединяете комплексные задачи, перепрограммируете их и получаете что-то новое, которое потом вкладываете в творческий процесс.

Одна из основных причин нашего выбора междисциплинарного подхода заключается в том, что природа нашего искусства близка к процессу лабораторного исследования в науке, когда нужно сначала спроектировать, добавить что-то, выразить это и потом отрефлексировать.

—  Каковы преимущества?
—  Более комплексный подход. Я могу интегрировать некоторые научные методы в мою художественную практику и получить что-то совсем новое. С другой стороны, мой творческий подход, моя методология может дать некоторые гипотезы для научного исследования.
—  О каких именно науках вы говорите?
— Представьте, например, что вы химик. Мы с вами разберем некоторые вещества и придумаем новый материал. Возможно, пересмотрим состав или изучим баланс в цветах, типы красок и клея в керамике. Я легко могу представить, как это даст новый свет привычным вещам.

Другой пример: сотрудничество преподавателей физики и танцев для изучения механической энергии анатомических движений. Вы можете пойти еще дальше и изучить сенсоры в движениях художественной гимнастики. Что-то похожее на картографию последствий для здоровья. Мы объединяем вещи, чтобы увидеть новый путь для улучшения подвижности. Танец может быть искусством науки.

Один из проектов, которые я делала, был про сенсоры, про музыку движения. Сенсоры следили за моими движениями и составляли звуковую карту. Свою совместную работу с инженерами мы представляли на конференции физиотерапевтов, и они были впечатлены. Они решили использовать этот метод для своих пациентов с инвалидностью. Теперь они могут слышать свои «неправильные» движения.
—  Какие барьеры возникают при внедрении междисциплинарного подхода?
— Главный — стоимость. Нужны лаборатория, среда, эксперты, хорошо знакомые с междисциплинарным мышлением. Наконец, люди, открытые новым способам мышления, не догматики.
Руководству нужно показать выгоду
— Вы упоминали, что в вашей академии сейчас восемь обучающих программ. Как часто вы пересматриваете их содержание?
— Каждые четыре года. Чаще, на мой взгляд, невозможно. Шесть месяцев уходит на ревизию и дополнение, еще полгода на внедрение новшеств. Мы следим, чтобы наши образовательные результаты соответствовали целям, чтобы наше расписание шло в нужном направлении.

Сейчас мы пересмотрели расписание на ближайшие полгода и полностью сместили фокус на междисциплинарный подход из-за того, что видим хорошие результаты и актуальность. В современном мире важно умение сотрудничать, работать совместно. Работа в команде стала мейнстримом. Поэтому междисциплинарный подход помогает студентам вырасти, учит их полезным навыкам.

Например, в изобразительном искусстве сегодня недостаточно ручной работы, нужно уметь использовать 3D-дизайн. Без знания технологий на рынке нечего делать.

Наши выпускники хорошо подготовлены — они понимают междисциплинарный процесс и ловко владеют всеми новыми технологиями.
«Арт-образование 17/18» — единственная в России международная программа по управлению творческим образованием, она охватывает полный цикл создания и реализации образовательного проекта в сфере творческих индустрий — от поиска идеи и создания концепции до написания бизнес-плана и выстраивания внутренних и внешних коммуникаций.

Среди лекторов и тьюторов программы успешные иностранные и российские практики: профессор, автор концепта предпринимательства в культуре, основатель и ректор Амстердамской школы менеджмента, почетный член Университета Утрехта (Нидерланды), сооснователь Школы искусств Утрехта Гип Хагоoрт; председатель ERTNAM, заместитель декана по образовательной деятельности Наньянгской академии изящных искусств Джойс Ко (Сингапур); соавтор отчета по креативной экономике ООН Рене Койман (Швейцария); магистр экономики культуры Вера де Йонг (Нидерланды); вице-президент и директор по развитию городской среды фонда «Сколково» Елена Зеленцова; руководитель специальных проектов департамента «Банк XXI» Сбербанка Дмитрий Абрамов; создатель сервиса «Антирабство» Алена Владимирская; управляющий партнер Smart Course Тимур Жаббаров и др.
— В российских учебных заведениях инициатива о применении междисциплинарного подхода обычно исходит от отдельных преподавателей, нет координации между педагогами и руководством. Как можно изменить эту ситуацию?
— Менять систему всегда сложно. Но мотивированные преподаватели — это отличный старт.

Иногда проект рождается из дружбы: кто-то говорит, что ему нравится твоя работа, и предлагает сотрудничество. Существуют разные уровни интеграции. Например, совместная разработка концепции или объединение тем.

Следующим этапом будет разговор с руководством, которому надо показать выгоду междисциплинарного подхода. Отдельные преподаватели должны объединиться и доказать, что качество работы хорошее и есть отличные результаты. Например, выпускники по-настоящему удовлетворены.
— Смена системы в Сингапуре происходила именно так?
— Лучше спросить, как это происходило в моей школе, потому что как таковой национальной системы междисциплинарного обучения нет. Есть проекты, с которых я и начинала.

Студентам такие проекты очень нравятся, они прикольные. И обратная связь от них была отличная.

Здесь хочу дать один совет: когда вы начинаете проект, убедитесь, что ваш страх велик, что ваша концепция сильна, и стартуйте! Важно собрать обратную связь, она и будет доказательством качества работы. Никогда просто не заканчивайте проект, пусть студенты говорят о своих впечатлениях. Это пригодится при подготовке следующих проектов.
— Итак, вы начали с проектов. А что было дальше?
— Да, а потом они стали каркасом, основой, что очень важно. Потому что проекты могут остаться просто проектами…
— Причина, по которой этот подход непопулярен в российских школах, заключается в том, что есть жесткий план обучения, четкие этапы, цели и, главное, итоговые экзамены…
—  Я думаю, что есть два способа посмотреть на эту ситуацию. Один из них — путь, основанный на проектах. Тогда вы идете классическим путем, но одновременно начинаете факультативы. Это потребует много времени, но я верю в то, что мотивированные люди могут горы свернуть, а также в то, что междисциплинарный подход — работа на высшем уровне. Она потребует от преподавателя профессионализма, поверхностные знания тут же дадут о себе знать. Именно в тот момент, когда учитель достигает вершин в своей дисциплине, ему спонтанно приходят на ум проекты, связанные с другими областями знаний.

При этом для учеников возможны разные уровни вовлеченности, интеграции в такие проекты. Многое зависит от возраста: то, что будет приводить в восторг первоклассников, в средней школе вызовет отторжение.

Второй путь старта в междисциплинарном подходе — это договор между преподавателями, которые садятся и обсуждают, задают себе вопросы: чего мы хотим достичь? как устроено наше общество? что я могу сделать в своей дисциплине? как я могу преодолеть страх? и т. п. Ответы могут быть специфическими, но рано или поздно они позволят найти связь между предметами.
Искусство гораздо глубже эмоций
— Вы согласились принять участие в программе переподготовки «Арт-образование 17/18». В России это пока единственная международная программа про новый подход к управлению в арт-образовании. Расскажите, пожалуйста, о своих впечатлениях от российской аудитории.
—  В Москве я участвовала в двух программах. Расскажу про детскую «Арт-лабораторию». В проекте было шесть подростков. Ребята очень проницательные, открытые, у них есть сильные идеи.

Мы с ними работали над импровизацией в музыке. Импровизация — это путь слушания друг друга, такой тип социального поведения. У ребят очень хорошие технические навыки и свежий взгляд.
— А что скажете о взрослых?
— В «Арт-лабораторию» приходили опытные специалисты. Я не учила их междисциплинарному подходу, нет, они уже его знают и практикуют. Я лишь усилила их знания своим опытом, конкретными примерами из работы нашей академии. Рассказывала об особенностях и о сложностях, о том, что дает вес проекту.

Очень часто театр считают междисциплинарным проектом. Нет, театр это мультидисциплинарный проект, потому что у вас есть певцы, актеры, свет, и они работают одновременно, не интегрируясь. Так, если вы объединили шесть разных дисциплин или шесть разных деятельностей вместе, это не считается междисциплинарным проектом.

Эти специалисты уже пробуют разные уровни интеграции. Конечно, они задавали вопросы про сложности и препятствия. Я советовала не паниковать, а искать доказательства, которые рождаются из сильной теоретической базы и сильного концептуального дизайна. С такими доказательствами вы сможете убедить руководство в необходимости проекта. Нужен не просто проект сотрудничества людей, нужна продуманная концепция. Повторюсь, они хорошие специалисты, они руководят проектами в сфере искусства, управляют школами. И, раз им нравится эта идея, они смогут подобрать команду.
«Арт-лаборатория» — новый формат творческого образования детей, где под руководством звездных наставников создаются современные проекты для большого города.
— Как вы считаете, какую роль в развитии современной экономики играет творческое образование?
— Базовую. Для меня творчество является важной частью человеческого стремления. Это основа жизни! Но будем честны: отношения деятелей культуры с экономикой не так просты. Прежде чем купить произведение искусства, человек хочет хорошо поесть. Художник же может творить и с бутылкой воды. Вопрос также и о монетизации искусства. Мы платим ученому, чтобы он провел исследование в лаборатории, но в ситуации с творческими людьми все иначе. И оценка искусства тоже непроста, она крайне субъективна.
— А если мы развернем вопрос в другую сторону — для обычных людей искусство и экономика не стоят рядом. Часто творчество воспринимается как что-то дополнительное. Но, например, если мы застряли в решении проблемы, мы можем отвлечься и пойти в музей, где вдруг нас посетит гениальное решение.
— Да, искусство обладает способностью рождать идеи и направлять ваши мысли в новое русло. Но это работает только в случае открытости человека. Смотрящий должен прийти с вопросом в голове, с готовностью к вызову, к переменам. Искусство гораздо глубже эмоций, и оно не только про эмоции.
— Получается, лучше приобщаться к искусству как можно раньше, необходимо арт-образование со школьных лет?
— Определенно, так. Когда я ехала сюда, я читала о России и была потрясена большим количеством музыкальных школ. Российские музыканты великолепно владеют техникой. Это фантастика! Но техники мало, нужна открытость новому. И нужно получать влияние из других дисциплин. И рада, что на мастер-классы пришли интересные люди. Они пришли — значит, они открыты новому, они заинтересованы.



Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также: