ШКОЛА. МОТИВАЦИЯ
«Предметная область тьютора — жизнь человека»
В чем принципиальное отличие тьютора от учителя и можно ли школе обойтись без него
Галина Ларионова
HR-эксперт в образовании
Когда школьные годы подходят к концу и следующий этап жизни маячит на горизонте, подростки сталкиваются с необходимостью принимать решения, которые будут иметь долговременные последствия.

Переход из подростковой жизни во взрослую может быть постепенным и индивидуальным. Есть шанс к нему подготовиться, осмотреться, примерить на себя варианты, но почти невозможно сделать это самостоятельно. Нужен тот, кто уже проходил этот путь.

Один известный преподаватель музыки, обучавший маленьких одаренных скрипачей, говорил: «Мне нужен не талантливый ученик, а талантливая мама». Заинтересованный взрослый рядом — это бесценно.

И даже если заинтересованный взрослый рядом есть, все-таки важны мотивы самого человека. Понимает ли он, чего хочет, и в какой области это «хочет» лежит. Это глубокий источник будущих действий и долговременных результатов.
И у каждого из нас есть свои причины стремиться к новому. Наша мотивация может сочетать внутренние (наши собственные) мотивы и внешние (предлагаемые нам средой) стимулы. При этом наш мозг стремится к безопасности больше, чем к прогрессу.

Мотивацию человека в профессиональной деятельности можно определить как интерес к выполнению конкретной задачи или работы и понимание ее важности. Мотивация также бывает избегательной, когда человек не хочет столкнуться с чем-то, стремится отсрочить что-то или избежать чего-то. Например, не хочет, чтобы из-за невыполнения конкретной задачи пострадал его авторитет.

При этом у одного и того же человека может проявляться мотивация как достижений, так и избегания, но по отношению к разным объектам. Можно стремиться избегать неприятностей с невыполнением работы в срок и одновременно делать все, чтобы сходить на концерт любимой группы в пятницу вечером.
Сайп Р., Збиерски Р. «Разум под контролем». М.: МИФ
Безручко П. «Практики регулярного менеджмента». М.: Альпина Паблишер
Герчиков В. «Базовая модель мотивации и трудового поведения». URL: grebennikon.ru/article-wvgs.html
Один из самых показательных примеров работы избегательной мотивации — это наши действия относительно здоровья. Например, среди тех, кто начал чистить зубы на ночь во взрослом возрасте, есть люди, на которых действует мотив избегания будущих неприятностей, связанных с походами к стоматологу.

Также существует распространенное мнение, что на работе нами, прежде всего, управляет стремление зарабатывать деньги. Однако часто максимально возможным доходам сопутствуют либо высокие риски, либо большие ограничения (далеко от семьи, суровые природные условия, высокая неопределенность результатов и риск потерять все, не заработав ничего). Все ли готовы их нести ради высоких доходов?

Также широко распространено мнение, что можно легко применить кнут или пряник, и вот они, результаты, на блюдечке. Как будто бы профессионал похож на подопытную крысу, которая бежит, если видит внешний стимул, и останавливается, если не видит его. Однако для многих важна возможность работать в родном городе, ежедневно общаться с семьей, друзьями, жить в комфорте и цивилизации.
Согласно известной теории Абрахама Маслоу, мы постепенно продвигаемся от задачи обеспечить себе безопасность к высшей задаче реализовать свое предназначение. Можно сказать, что мы двигаемся от дефицитов к их компенсации.

Американские психологи Дейси и Райан, авторы теории самодетерминации, отмечали, что внутренняя мотивация, внутреннее стремление к новизне и вызовам, как ни один другой феномен, отражают положительный потенциал природы человека и позволяют обратиться к внутренним ресурсам развития личности.
«Тьютор — это посредник»
Поговорить о том, что формирует внутреннюю мотивацию в подростковом возрасте, можно ли на нее повлиять сознательно и какие могут быть особенности этого процесса, я предложила двум опытным тьюторам.

Мои собеседницы — Антонина Болотова, руководитель тьюторской службы «Новой школы», и Наталья Белова — педагог-психолог, методист команды тьюторов частной школы «Золотое сечение».
Антонина Болотова
руководитель тьюторской службы «Новой школы»
Наталья Белова
педагог-психолог, методист команды тьюторов частной школы «Золотое сечение»
Галина Ларионова (Г. Л.): Тьютор — это профессионал, который помогает школьнику сформировать и осознать свою мотивацию и действовать, опираясь на свои особенности. При этом тьюторы обладают развитой педагогической позицией, но не давят на учащихся. Возможно ли это в школе?

Наталья Белова (Н. Б.): Тьютор обеспечивает разработку и сопровождение индивидуальной образовательной программы учащегося, поддерживая и развивая субъектную позицию старшеклассника по отношению к своей жизни.

Тьютор — это специалист, который изучает интересы ребенка и создает среду для его развития. В переводе с латинского тьютор — это наставник. Тьюторы появились еще в XIV веке в британских университетах — Оксфорде и Кембридже — и были посредниками между профессорами и студентами: помогали составить расписание, объясняли, как применять академические знания в реальном мире.
Внутренняя мотивация всегда возникает из того, что лично важно человеку
Со временем функции тьютора значительно расширились. Этот специалист работает по принципу индивидуализации образовательного процесса. Он может влиять на проектирование образовательной среды и правила игры. То есть тьютор — посредник между системой и учениками (тьюторантами). Это очень полезная роль. Она заключается в том, чтобы научить тьюторанта видеть и использовать возможности системы для своего образования и развития, осознанно принимая собственные решения, а не потому, что по «программе так положено» или «это нужно для ЕГЭ». Тьютор помогает своему подопечному научиться находить свое место в системе, влиять, преобразовывать, быть ресурсом.


Антонина Болотова (А. Б.): В первую очередь тьютор — это педагог, цель которого — развитие субъектности и самостоятельности ребенка, его самоопределение.
Н. Б.: Тьютор всегда работает в интересах развития тьюторанта. Кто может быть тьюторантом в современном мире? Любой человек, которому важно воспитать в себе авторскую позицию по отношению к жизни. Именно поэтому одна из самых эффективных моделей сопровождения становления личности — это когда у человека есть возможность в любой момент своей жизни выбрать тьютора. Также эффективно тьюторское сопровождение старшеклассников в школе. Оно помогает детям постепенно увеличивать собственную влиятельность, осознанность, включенность.

А. Б.: Кто является непосредственным заказчиком услуг тьютора? Коллеги, занимающиеся частной практикой, выполняют заказы родителей, тьюторы в школах — скорее администрации школы.

Основополагающие понятия в работе тьюторов — это индивидуализация и субъектность. Первое — это процесс, в котором ребенок становится заказчиком своего образования, включается в проектирование образовательной траектории, сам оценивает свои результаты. Второе — авторская позиция по отношению к собственной жизни.
Порождать свою мотивацию
Г. Л.: Когда мы понимаем свою мотивацию, нам легче с собой договариваться. Мы знаем, что себе предложить, чтобы двигаться дальше. Мы знаем, что нам помогает, когда мы застряли. Мотивация формируется задолго до того, как в подростковом возрасте мы сталкиваемся с необходимостью принимать решения относительно своего будущего. На ее формирование влияют и среда, и значимые взрослые. Какие связи можно проследить между работой тьютора и запросом со стороны ребенка?

Н. Б.: Один из видов работы тьютора — это регулярные встречи с тьюторантом, когда устанавливается личный контакт, возникает большое доверие. Для тьюторанта часто бывает очень важно то, что тьютор не влияет на его решения, а при помощи вопросов, личного интереса к человеку позволяет ему увидеть шире картину обсуждаемой ситуации/обсуждаемого решения, найти и породить свою внутреннюю мотивацию. Внутренняя мотивация всегда возникает из того, что лично важно человеку. Личная мотивация тьюторанта — это важный движущий фактор развития личности, ее субъектной позиции. Мы в «Золотом сечении» стараемся учить старшеклассников порождать собственную мотивацию, которая основана на личных ценностях, смыслах, личной заинтересованности в результате. Это, наверное, один из самых сложных процессов, ведь во взаимодействии людей в социуме превалирует внешняя мотивация: награды, бонусы, выгода.
А. Б.: Мотивация работать с тьютором очень важна. Это даже важнее, чем учебная мотивация, которую тьютор как раз может помочь найти. Если ребенок отказывается встречаться с тьютором, мы мало что можем сделать.

Мы говорим о развитии ребенка в широком смысле слова, и внеучебная деятельность может быть не менее важна, чем учебная. У тьюторов есть такая установка в работе — использовать любую актуальную ситуацию ребенка для его развития. Например, ребенок играет в компьютерную игру и сталкивается с необходимостью понимать английскую речь, отсюда может вырасти мотивация учить язык.

Н. Б.: На мой взгляд, к внутренней мотивации человек способен уже с восьми-девяти лет, но очень большое влияние на него оказывает его окружение. Если в коллективе высока ценность личных смыслов, личных задач и это проявляется в процессах, в поступках, в обсуждениях, то и способность к внутренней мотивации у школьника развивается очень активно.
А. Б.: Мы говорим о внутренней мотивации, когда речь идет о действии ради самого действия, когда мы читаем книгу просто ради самого процесса чтения, а не для того, чтобы получить отметку, подготовиться к экзамену, заслужить похвалу. Внутренняя мотивация появляется еще в раннем детстве. Она есть во всем, где мы наблюдаем интерес, увлеченность ребенка. А вот как раз учиться регулировать свою внешнюю мотивацию ребенку приходится в школе.

В теории самодетерминации психологов Деси и Райана описаны три базовые потребности, при удовлетворении которых мы укрепляем внутреннюю мотивацию. Во-первых, это потребность в автономии — человеку важно понимать, что он сам может контролировать процесс. Когда мы говорим об учебной деятельности, это может быть возможность что-то выбирать, например способ выполнения задания. Во-вторых, это потребность ощущать себя компетентным. Она удовлетворяется, когда ученик получает положительную обратную связь от преподавателей, одноклассников, других значимых людей. В-третьих, это потребность ощущать себя связанным со значимыми людьми, чувствовать себя частью чего-то целого. Удовлетворение этих трех потребностей влияет на внутреннюю мотивацию ребенка.
Н. Б.: На формирование внутренней мотивации школьников можно влиять, не будучи родителем или учителем. Для ребенка разговоры с любыми взрослыми, которым интересно, как он мыслит, из каких ценностей вырастают его поступки или решения, становятся поворотными, обеспечивают внутренний сдвиг или новый взгляд на себя.

И именно это ощущение, переживание себя дает движение к внутренней собственной мотивации. Один очень метафорически мыслящий девятиклассник сказал: «Тьютор — это человек, который помогает тебе зажечь свет в твоем внутреннем мире».
Основной инструмент — диалог
Г. Л.: Если жизнь человека до школы и в школе во многом определяется семьей, воспитателями, учителями, то перед старшеклассником уже просматриваются варианты: то ли идти в десятый класс, то ли получать профессию, то ли перейти в экстернат. И со временем беззаботность детства уходит, а простота возможных решений снижается. Как же тьютор может помочь ребенку в этот переходный период?

Н. Б.: Есть много разных тьюторских технологий, помогающих двигаться от «хочу» к «делаю». Но, наверное, важно рассказать о системном принципе. Важно, чтобы человек:

 — Ясно представлял себе образ своего «хочу» во всех деталях, конкретно и ясно.

 — Точно осознавал, что будет в его жизни, что будет с ним, когда он достигнет желаемого результата.

 — Точно мог оценить и сказать, что уже прямо сейчас у него есть, чтобы достичь этого желаемого результата.

 — Четко представлял, что нужно сделать.

 — Важно, чтобы действия были набором простых шагов, которые ведут к результату постепенно, словно по ступенькам, с которых хорошо виден пройденный путь, цель и следующие шаги к ее достижению.
Тьютор — это человек, который помогает тебе зажечь свет в твоем внутреннем мире
А. Б.: Мы выделяем несколько этапов тьюторского действия. «Хочу» — это этап прояснения запроса, когда мы вместе с тьюторантом хорошенько изучаем, что это за «хочу» и как оно может быть реализовано. На следующем этапе мы исследуем доступные ресурсы, строим карты возможностей, подбираем варианты реализации этого «хочу». Дальше очень важно выявить зону ближайшего развития ребенка, нащупать оптимальную сложность этого «делаю», чтобы, с одной стороны, ребенку было интересно, а с другой стороны, его не фрустрировала сложность этого действия. Это этап проектирования пробы. Когда проба придумана, мы договариваемся с ребенком о том, что он совершает пробное действие. А дальше происходит рефлексия: ребенок в процессе беседы оценивает, что у него получилось, хочет ли он продолжать.


Н. Б.: Тьютор всегда поддерживает действие человека и своими вопросами увеличивает его осознанность. Если человек привык мотивировать себя страхом перед последствиями или перспективами, это очень интересно обсудить, чтобы и сам человек понял, какие его ценности или опыт стоят за этим.

На мой взгляд, сама профессиональная позиция тьютора исключает дихотомию. Потому что все действия тьютора поддерживают человека в процессе формирования его внутренней мотивации. Если для тьюторанта внешние стимулы являются мотивирующими, то тьютор непременно уточнит, почему для него это важно, как это влияет на его жизнь, на его решения.
А. Б.: Я бы выделила следующие дихотомии в работе тьютора: хочу или нужно, процесс или результат, проектирование или действие. Основной инструмент в работе тьютора (и не только с мотивацией) — это доверительный безоценочный диалог, методы вопрошания, работа с деятельностными пробами.


Н. Б.: Фразу «Я хочу, чтобы он хотел…» в работе тьютора, на мой взгляд, можно определить как потерю профессиональной позиции. «Я хочу» словно лишает тьюторанта субъектности, объективирует его.

А. Б.: Да, согласна. Этот подход неприменим ни в чьей работе. Мы можем хотеть, чтобы ребенок что-то делал (чистил зубы, знал таблицу умножения, занимался музыкой), но мы не можем заставить хотеть. Хотя можно заинтересовывать, можно вовлекать детей в какую-то полезную для них деятельность. Мы можем проектировать образовательную среду так, чтобы она провоцировала ребенка делать что-то полезное.
«Тьютор создает норму»
Г. Л.: Одна из причин, по которой я захотела написать эту статью, — мое желание понять, чем же принципиально отличается тьютор от учителя и почему одни школы вводят тьюторов в штат, а другие обходятся только учительским и воспитательским корпусом.

Если воспринимать школу как институт передачи фиксированного объема знаний, умений и моделей поведения, тогда как будто бы достаточно только учителей и воспитателей.

Если воспринимать школьную пору как время зарождения образа будущего и примерки его на себя, осмысления себя и своих границ и возможностей, то для этого нужен рефлексирующий вместе с тобой заинтересованный взрослый.

Некоторые подростки могут опереться на таких значимых взрослых в семье. В этом смысле им повезло. Для других подростков таким заинтересованным взрослым может стать тьютор.

Что же принципиально особенное делает тьютор и в чем его отличие от учителей?
Для личных решений человека нет шаблонов
Н. Б.: Учитель передает знания и искусство мыслить, строить гипотезы внутри своей предметной области. Предметная область тьютора — это жизнь человека. Он помогает сформировать человеку свою собственную позицию по отношению к собственной жизни. И каждая позиция будет не похожа на любую другую.

А. Б.: Тьютор не транслирует норму, а вместе с ребенком ищет ее и создает. Учитель все-таки привязан к своему предмету и вовлекает в него ученика, а тьютор всегда нацелен на запрос тьюторанта, поэтому скорее сам приходит в контекстное поле ребенка.


Только тьюторы могут дать индивидуальное проектирование деятельностной пробы — ни у какого учителя массовой школы не хватит на это времени и сил. А тьютор, работая индивидуально, может такое себе позволить. Тем самым он научает ребенка двигаться через деятельность. Интересно — попробуй, сомневаешься — попробуй, хочешь научиться чему-то новому — попробуй.

Как правило, нам удается договариваться с учителями, потому что мы работаем на общую задачу — развитие ребенка. Да, не всем учителям просто принять то, что в педагогическом поле появляется еще одна фигура. Исторически учитель был всегда единственным и неопровержимым источником знания в российской школе, а сейчас появился еще один взрослый, который просит ребенка задуматься, зачем ему нужен тот или иной предмет, тем самым ставя под сомнение авторитет учителя. Но большинство современных учителей все-таки понимают, почему такие вопросы нужны.
Н. Б.: В «Золотом сечении» работают тьюторы-предметники. У нас нет освобожденных тьюторов. Мы все сотрудники общего процесса. Может быть, это отсутствие разделения территорий педагогического действия, может быть, многолетний опыт педагогического коллектива по выстраиванию индивидуальных траекторий для каждого ученика. Уважение и интерес к работе тьюторской команды — это слагаемые диалога, в котором все слышат друг друга и действуют в интересах развития ученика.

Подгоняют ли тьюторы тьюторантов под шаблоны? Нет. Для личных решений человека нет шаблонов. Мне могут возразить: мол, а как же образцы или действия, которым человек подражает? По-моему, даже тогда, когда человек выбирает поступить схожим с кем-то образом, то он чему-то своему сказал «да», в глубине точно есть его личный смысл этого действия. Живя в огромном городе на очень большой скорости, мы часто не успеваем не только поговорить об этом с кем-то, но и даже заметить это в себе. А тьюторские встречи дают такую возможность, формируют привычку осознанного отношения к своим выборам и решениям, к своей жизни.



А. Б.: Подгонка тьюторантов под шаблоны противоречит самой идее тьюторства. Мы исходим из того, что все ученики разные, у каждого есть свой собственный образовательный запрос.
«Развитие — это красиво»
Г. Л.: Подростками и взрослыми во многом движут различные мотивы, помимо денег и простых внешних стимулов. Для многих важно быть причастными к значимому делу, зарабатывать авторитет, быть частью значимой группы, иметь возможность реализовывать свои устремления. Что же важно для самих тьюторов? О чем они сожалеют? Что могут испортить? Чем гордятся?

Н. Б.: Что тьютор может испортить? Сложный для меня вопрос. Мне кажется, что он ничего не может испортить, так как поддерживает процесс человека на пути к себе, к своим интересам, своим задачам, своим действиям.

А. Б.: Тьютор может испортить отношения с учителями на некоторое время. Ребенок, который становится субъектным, начинает задавать неудобные вопросы, просить о дополнительном внимании (например, говорить, что ему нужна помощь в его проекте или дополнительные задания на интересующую его тему), лучше рефлексировать свой опыт и давать обратную связь. Не всем учителям это нравится.
Н. Б.: Я горжусь командой тьюторов «Золотого сечения» и качественными изменениями, которые человек привносит в свою жизнь осознанно, чтобы управлять ею, находясь в любом потоке бытия.

А. Б.: Я горжусь созданной в «Новой школе» службой тьюторов. Это не только яркие и опытные специалисты, но еще и надежная команда единомышленников, которым не все равно, которые смело несут в мир идею индивидуализации в образовании, защищают право ребенка иметь свое мнение и свой собственный образовательный запрос.

Н. Б.: Я сожалею, что чаще всего мы видим лишь часть результатов своей работы.

А. Б.: А я — что в сутках 24 часа и невозможно успеть сделать все, что приходит в голову.
Н. Б.: Мой ключевой мотив — это ценность авторской позиции по отношению к своей жизни. Я вижу, как качественно изменилась моя жизнь, когда я сама освоила эту позицию. Я умею передавать это другим и точно знаю, что от этого становится лучше их жизнь.

А. Б.: Ну, во-первых, развитие — это красиво. Очень приятно наблюдать за тем, как ребенок учится новому, как он пробует и распознает в этих пробах себя, самоопределяется и укрепляется в своих выборах. Во-вторых, это интересно, так как каждый ученик неповторим, тьютор проходит с ним его уникальный маршрут, придумывает какие-то индивидуальные форматы работы, это такое чистое педагогическое творчество — никогда не заскучаешь.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также: