МАНИФЕСТ. ЧАСТНЫЙ СЕКТОР
Маленькая конфетка
Частное образование появилось в современной России 30 лет назад. Но до сих пор государство не понимает, как взаимодействовать с частным сектором и как он вообще устроен. Амет Володарский, омбудсмен в сфере образования при президентском уполномоченном по защите прав предпринимателей, рассказывает, почему частный сектор находится на грани между жизнью и смертью и как необходимо изменить его статус.
Денис Кравченко
Издатель журнала EdExpert
СПРАВКА
Амет Володарский


Работает в сфере высшего образования с 1995 года. Разработал успешную методику внедрения международных стандартов в программу российской высшей школы. Руководитель объединенного экзаменационного центра Кембриджского университета в РФ, председатель комиссии по образованию научного совета при президиуме РАН, автор информационно-аналитического проекта «РосВуз.РФ». С 2018 года омбудсмен в сфере образования при президентском уполномоченном по защите прав предпринимателей.
Дали столик в углу
— Опишите состояние частного образования на сегодняшний день.
— Я считаю, что стагнация наблюдалась два года назад, а сейчас нам уже требуется четкий ответ: частное образование должно жить или умереть? Первые лица государства говорят: «Должно жить». Но, к сожалению, чиновники на местах неправильно понимают некоторые законы. Например, они предлагают пускать частное образование туда, где государство справиться не может. Но этот тезис неправильный. Нужен другой принцип. Допустим, организация, которая показывает высокую эффективность подготовки кадров, независимо от формы собственности получает господдержку или госзаказ. Тогда частное образование будет сидеть за одним столом с государственными структурами. Сегодня частному образованию дали столик в углу, как детишкам. Ну, если что-то перепадет, нате, возьмите маленькую конфетку. Такой подход приведет к тому, что за этим игрушечным столом никого не останется.
—  Возможно ли государственно-частное партнерство в сфере образования?
— Когда появилось понятие государственно-частного партнерства, руководители частных образовательных организаций очень обрадовались, что они смогут предложить свои модули в программы государственных вузов. Но это не заработало. До сих пор государственные вузы, к сожалению, все делают с оглядкой на министерство, боятся. И это все тормозит.
—  А можно какой-нибудь пример не из высшего образования? Хотя бы теоретически возможны точки соприкосновения?
— Конечно. Например, одна из моделей: частная школа предлагает государственной войти в их программу. Как вы думаете, какой она получит ответ? В лучшем случае: «Да, это интересно». Почему бы нам не сделать для директоров, чтобы они не боялись, памятку по тем пунктам закона об образовании, которые связаны именно с общеобразовательными школами? Допустим: «Вы можете пригласить частную образовательную организацию войти модулем в ваш стандарт». А что это значит? Это значит, что успешная языковая школа может поделиться своей программой подготовки учеников с государственной, а та, в свою очередь, снять с себя головную боль по поиску преподавателей, аттестации, подготовке к ЕГЭ. Есть государственные школы с очень хорошими проектами по робототехнике, по информационным технологиям. Почему бы не дать им возможность распространять свои программы, пусть даже до уровня покупки их программ частными школами?
Произошла революция
— Актуально ли вообще деление образования на государственное и негосударственное?
— Частники не любят слово «негосударственное», потому что считают, что выполняют социально значимые задачи, а в нашей стране очень часто отождествляют понятия «негосударственный» и «антигосударственный». Разделение на «государственную» и «негосударственную» сферы создало проблемы, которые мы наблюдаем сегодня: проблемы финансирования и равенства перед законом, проблемы с выходом на пенсию работников частного образования. Сейчас в Госдуме обсуждается закон о социальном предпринимательстве.
— Кто стал инициатором этого законопроекта?
— Видимо, комитет по предпринимательству. Но ни одна ассоциация из сферы образования не входила в качестве экспертного органа в группу по подготовке этого закона. Мы, например, считаем, что образовательным организациям, работающим под вывеской ООО или ИП, не нужно обязательно получать лицензию. И тут же возникает масса вопросов. Как их оценивают? Являются ли они социальными предпринимателями? Должны ли они получать государственные гарантии или государственные льготы и равный доступ к финансированию? Тем более что последние «майские» указы президента, национальный проект «Образование», нацпроекты «Демография» и «Наука» можно реализовать в том числе и с привлечением частного образования.

Возьмем детские дошкольные учреждения. Ну не сможет наше государство обеспечить полностью всех нуждающихся в садах и яслях. Поэтому мы должны создать условия, чтобы в этом направлении развивался частный сектор. Если мы на законодательном уровне все льготы, которые существуют на региональном уровне, сделаем федеральными, пропишем в Налоговом кодексе и распространим на образовательные учреждения всех форм собственности, мы решим 70% вопросов.

Произошла революция, которую мы не заметили: одни вузы имеют возможность работать по собственным стандартам, а другие нет, потому что рискуют лишиться лицензии. Любой административный стандарт по выбранному направлению тормозит развитие этого направления. Только благодаря общественному мнению появилось третье поколение стандартов, которые дали право создавать собственные профили. Вузы бились за это 10−15 лет.
— Как бы вы поступили с существующей моделью государственной аккредитации?
— Мы давно предлагаем ввести общественно-профессиональную аккредитацию, а Рособрнадзору дать статус консультационного органа и опеку над бывшими методическими объединениями. Тогда образовательная организация на платной основе будет получать у этих методических объединений консультации и разрабатывать предложения по модернизации стандарта по тому или иному направлению. Таким образом, Рособрнадзор превратится из «мачехи» в нормальную «маму». Вузы будут удовлетворены, потому что исчезнут надуманные предписания, а Рособрнадзор будет понимать, что минимальные требования к подготовке специалистов выполняются под присмотром учебно-методического объединения.
— Один из крупнейших HR-ресурсов, Superjob, исключил из своих резюме графу об образовании.
— Правильно. Это первый шаг. На съезде педагогов как-то раз обсуждали тему частного образования, воспитания и молодежной политики. И мы тогда говорили, что еще через пару десятилетий появится модульное образование, которое позволит изучить экономический блок, например, в Финансовом университете, гуманитарный — в РГГУ, языки взять, например, в частном инязе. И это позволит самому «собрать» диплом из нужных сертификатов и портфолио.

Например, почему мы считаем, что государственный вуз подготовит переводчика лучше, чем частный? Мы же видим, что человек, который учился по международным стандартам, имеет больше навыков и более качественное портфолио. Соответственно, он устраивается на работу быстрее, чем обладатель государственной «корочки», потому что сегодня работодатель может проверить знание языка за две минуты.
Нет сейчас конкуренции
— В апреле в рамках ММСО состоится съезд руководителей частных образовательных организаций. О чем будет идти речь?
— Съезд ни в коем случае нельзя воспринимать как политическое явление. За 30 лет накопилось много вопросов. Докладчики, которые приедут со всей страны, будут не только поднимать проблемные вопросы, они будут делиться историями успеха, рассказывать, как их выпускники трудоустраиваются, какие новые методики применяются, как можно использовать современные информационные технологии в образовании. Это нужно донести до чиновников. Например, это надо, чтобы мы могли заявить о своем желании участвовать в таких федеральных проектах, как «Экспорт российского образования».
10-12 апреля в рамках ММСО состоится съезд руководителей частных образовательных организаций РФ. Будут представлены организации высшего, среднего профессионального, общего, дошкольного и дополнительного образования, индивидуальные предприниматели и коммерческие организации, корпоративные образовательные организации, программы, не подлежащие лицензированию.

Темы съезда:
  1. Современное положение частного образования в РФ.
  2. Взаимные ожидания государства и частного образования.
  3. Правовое регулирование частного образования.
— Какова основная задача съезда?
— Рассказать о том, чем частное образование полезно для государства. Сейчас мы видим великолепные результаты китайских частных вузов, часть из которых входит в десятку лучших по Шанхайскому рейтингу. Почему это выгодно китайскому государству? Почему 20 из 36 стран Организации экономического сотрудничества и развития переориентировали свою политику на поддержку частного образования? Потому что экономисты подсчитали, что, во-первых, цент, вложенный в государственную поддержку частного образования, дает больше дивидендов, чем цент, потраченный на государственную структуру. Потому что ректор частного вуза постоянно стремится эффективно использовать каждый вложенный рубль.

Во-вторых, выясняется, что поддержка частного образования в кратковременном периоде решает проблемы с запросом общества на образовательную услугу быстрее, чем если бы государство инвестировало в строительство. Оказывается, выгоднее предоставить возможность развиваться уже существующим частным организациям, чем с нуля создавать новые институции. Не обязательно давать частному образованию ту же копейку, что и государственному, но можно дать те же льготы, поставить определенные цели — и вы увидите, что эти цели будут достигнуты в кратчайшие сроки.
— Что нужно сегодня сделать для того, чтобы сохранить частный сектор? Какие конкретные шаги необходимы? Можете некий манифест озвучить?
— Первое, частное образование на сегодняшний момент должно самоорганизоваться. Сегодня есть несколько интеграторов: ассоциация «Основа», Ассоциация некоммерческих образовательных организаций регионов России и, конечно же, АННВУЗ (Ассоциация некоммерческих негосударственных высших учебных заведений). Но нужно понимать, что многие организации по разным причинам боятся туда вступать. Кто-то считает, что учредители ассоциаций являются конкурентами. Это все нужно оставить. Нет сейчас конкуренции.

После съезда мы планируем создать виртуальное министерство частного образования, которое будет собирать информацию о частном секторе. Полученные данные мы будем показывать чиновникам, обществу. Мы выясним, сколько студентов и школьников учится в системе частного образования, сколько среди них лауреатов олимпиад и победителей престижных конкурсов.
— За счет чего будет существовать виртуальное министерство? И почему государство должно поверить этому ресурсу? Здесь же тоже речь идет о самоорганизации, о саморегулировании? Или все же есть сверху запрос на интеграцию в частном секторе?
— Есть запрос на то, чтобы частное образование рассказало о себе. Мы хотим понять, сколько у нас яслей от Калининграда до Владивостока? Сколько у нас детских центров по присмотру и уходу, сколько детских дошкольных образовательных учреждений? Никто не будет задавать вопрос: «А сколько вы зарабатываете?» Вернее, этот вопрос будет, чтобы выяснить среднюю стоимость в частном образовательном учреждении в регионе. Отвечать на него можно будет по желанию. Сегодня, к сожалению, в обществе бытует мнение, что частные образовательные организации доступны только богатым людям. Но это не так. Стоимость обучения в хорошем частном вузе может быть в два раза ниже, чем в хорошем государственном.
Третья форма образования
— Посчитали количество, а дальше начинаем сравнивать качество.
— Да. Частным школам формально разрешили попадать в государственный рейтинг, но по существующим критериям этого произойти не может. Потому что один из положительных критериев оценки — это численность, то есть если в школе пять тысяч человек, то это положительный коэффициент. Это неправильно. Частные образовательные структуры практикуют серьезный индивидуальный подход. Когда в классах по 10−15 человек, преподаватель успевает с ребенком не только пройти новую тему, но и закрепить ее, и даже сделать домашнее задание.
— Что-нибудь еще к манифесту добавите?
— Да. Первое, необходимо самоорганизоваться и донести положительную информацию до общества и чиновников. Нужно активно участвовать в национальных проектах, в реализации «майских» указов, потому что там действительно есть широкое поле для деятельности частного образования. Второе, нам нужно все-таки четко определить место и роль частного образования. Если мы откровенно на уровне правительства говорим, что сегодня частное образование не может быть приравнено по своим правам к государственному образованию, то тогда нужно создавать отдельный закон о частном образовании, в котором будут прописаны правила игры. Тогда люди будут понимать, в рамках какого законодательного нормативного поля им работать.

И третье, чисто теоретически сегодня некоммерческое образовательное учреждение имеет право работать не по аккредитационным нормам, но это пока мало где есть. Поэтому можно было бы по каким-то направлениям дать возможность открываться коммерческим высшим учебным заведениям в форме ООО, которые бы работали по собственным стандартам и, может быть, подчинялись профильным министерствам. Если это подготовка актера, то, например, Министерству культуры, если это спортивное направление, соответственно, Министерству спорта.

Я считаю, что надо дать возможность появиться третьей форме образования — в чистом виде коммерческой. Тогда мы будем иметь государственное, некоммерческое и коммерческое образование. Последнее будет отвечать минимальным требованиям по подготовке школьника или специалиста и иметь все преференции в рамках социального предпринимательства. И при этом не будет обязано работать по госстандартам.
С 10 по 13 апреля в 75-м павильоне ВДНХ пройдет Московский международный салон образования (ММСО). Программа включает семь кластеров: «Общее образование», «Дошкольное образование», «Среднее профессиональное образование», «Высшее образование», «Дополнительное образование», «Профориентация» и «Государственная политика». Также будет представлено 12 специальных проектов: «Креативное мышление», «Салон для студентов», «Пятая четверть» и другие.
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!

Читайте также: