«Живая классика» — это социальный лифт
На днях завершился V Международный гуманитарный педагогический форум «Живая классика». В соцсетях лекции и мастер-классы «звёзд» и ведущих педагогов собрали около 2 миллионов просмотров. На форуме был, в том числе, дан старт новому сезону одноимённого конкурса чтецов. В 2019 году в нём приняли участие более 2,5 млн школьников в возрасте 10−17 лет. EdExpert поговорил с президентом фонда «Живая классика» Мариной Смирновой о его обширной и очень активной деятельности.
СПРАВКА
Марина Смирнова

Президент фонда «Живая классика»
— Конкурс с успехом проводится уже много лет, количество участников огромно. Учитывая это, есть реальный шанс вызвать те глубокие изменения на уровне читательской культуры школьников, на которые Конкурс нацелен. Уже можно рассматривать те отложенные эффекты, которых нельзя ожидать после первых нескольких лет работы. Как Вы сами оцениваете достижения Конкурса?
— В 2011 году дети, читающие прозу вслух, были в диковинку. Сейчас это никого не удивляет — интернет наводнён роликами с читающими вслух подростками. Это то очевидное, что бросается в глаза. Из не слишком очевидных процессов — в издательствах стали появляться серии книг для подростков, чего 10 лет назад не было. Спрос рождает предложение, то есть спрос на подростковую литературу вырос. Конечно, это не только результат нашего конкурса, к этому привёл целый ряд мер, предпринятых на государственном уровне. В частности, Федеральное агентство по печати и массовым коммуникациям активно работает в этом направлении.
— Были ли неожиданные оценки со стороны детей-участников, которые Вам запомнились?
—  Я думаю, самое важное для участников конкурса — попасть в свою среду, оказаться в окружении таких же читающих и думающих подростков, как они сами. Литературный материал даёт много тем для дискуссий, с читающими детьми есть, о чем поговорить. И такая дружба, которая возникает в детстве, часто продолжается всю жизнь.
— Ожидаете ли, что улучшатся показатели российских школьников в области читательских компетенций, например, в международных исследованиях типа PISA? Возможно, есть уже такие результаты?
—  Безусловно, на это мы и ориентируемся. В 2012 году Россия по направлению «Читательская грамотность» была на 42 месте по количеству баллов среди стран-участниц, а в 2018 — уже на 31.
—  Появляются ли у Конкурса, при сохранении его базовой схемы, новые задачи год от года?
—  Конечно. Если проект не развивается, он сначала стагнирует, а потом умирает. Сначала мы поняли, что нужно вовлекать детей в различные литературные активности на протяжении всего года, затем стали создавать международное детское читательское сообщество, затем появился Международный педагогический форум, объединяющий кураторов конкурса, преподавателей русского языка и литературы, библиотекарей. Сейчас «Живая классика» — это целая инфраструктура: конкурс, детские творческие лагеря, Педагогический форум, Школа социального проектирования, Детская редакция, программа по индивидуальному подбору книг, множество образовательных мероприятий и спецпроектов.
—  Конкурс в большей степени для детей, увлеченных журналистикой, для тех, кто собирается в театральный? Но, похоже, все остальные категории детей тоже в нем что-то для себя находят?
—  Я бы сказала, что в первую очередь это конкурс для детей-читателей или детей, чьи родители хотят, чтобы дети приобщились к литературе.
—  Можно ли рассматривать проект «Живая классика» как реализацию идеи социального лифта и есть ли такая задача? Или в большей степени просветительский проект?
—  Конечно, «Живая классика» — это социальный лифт. Во-первых, дети выступают перед членами жюри, известными деятелями культуры, которые могут отметить кого-то и затем поддерживать. Но есть и более очевидные механизмы. Например, мы сотрудничаем с несколькими ВУЗами. В некоторые, например, в Самарский аэрокосмический университет, за диплом «Живой классики» добавляются баллы, а например, Театральный институт им. Б. Щукина проводит на региональных этапах конкурса прослушивания, и участники, которых отобрали, приезжают поступать сразу на второй тур. Школа социального проектирования учит подростков реализовывать самостоятельные проекты, подростки имеют возможность стажироваться в известных некоммерческих организациях, при нашей поддержке реализовывать собственные проекты. В Детской редакции участники пробуют себя в роли журналистов, проходят обучение, публикуются в СМИ.
—  Что выбирают дети? На сайте проекта — небольшое исследование выборов. Складывается впечатление, что более охотно выбирают все же неклассические тексты.
—  Много лет произведения из школьной программы были на этом конкурсе в стоп-листе, их нельзя было читать. Это было сделано для того, чтобы расширить читательский кругозор школьников. Школьную программу прочитают в школе, хотелось познакомить их с другими произведениями. Выбор участников конкурса разнообразен: это и классическая русская и зарубежная литература XIX века, и военная проза, и современная подростковая литература. Среди популярных авторов Зощенко, Тэффи, Драгунский, Голявкин, Алексин, Крапивин, Приставкин, Абгарян, Дружинина, Пивоварова, Васильев, Дашевский.
—  Так удалось ли оживить классику? Понимают ли дети ее и тот современный русский, который «от Пушкина до наших дней»?
—  Когда классика звучит, она оживает. Трудно прочитать текст вслух так, чтобы заинтересовать слушателей, не проживая. Так что оживает в исполнении наших чтецов. Ну и потом мы делаем множество спецпроектов, которые позволяют посмотреть на писателей-классиков и их произведения под иным углом. Например, в этом году участники конкурса из разных стран записывали ролики о том, что бы происходило с Пушкиным, если бы он жил в XXI веке. Важно было не просто перечислять технологии, которыми мы сейчас пользуемся, а моделировать ситуации, исходя из знаний биографии Пушкина.
—  Зрелищная, театральная сторона конкурса на виду. И это позволяет проекту быть популярным, интересным детям и педагогам. Расскажите скрытой части айсберга: какая работа предшествует детским выступлениям, что происходит на региональных этапах?
—  Конкурс начинается с Педагогического форума, на котором мы обсуждаем в том числе и каким конкурс будет в новом сезоне, затем начинается подготовка — вебинары для учителей и участников, школа актерского мастерства, неделя «Живой классики» в библиотеках, а затем классные этапы конкурса, потом школьные, районные и только в апреле через полгода после старта проекта — региональные. Победители региональных этапов традиционно приезжают в «Артек» участвовать во всероссийском финале, а суперфинал проходит в День рождения Пушкина на Красной площади.
—  Что после Конкурса? Что дальше делает детское сообщество, сложившееся во время Конкурса?
—  Очень важно, чтобы участие в конкурсе не было для ребёнка одноразовой акцией. Выучить наизусть отрывок из прозаического произведения — огромная работа. Поэтому мы стараемся организовать участникам конкурса как можно больше выступлений на радио, городских праздниках, в библиотеках. Например, участники конкурса традиционно выступают на мероприятиях, приуроченных ко дню рождения Пушкина, к Дню Победы. В этом году мы с участниками конкурса делали акцию «Спасибо врачам» — читали «медицинские» отрывки из произведений писателей-врачей. В июне и августе конкурсанты участвовали в фестивале науки и технологий «Гик пикник», где делали зону про писателей-фантастов.
—  Отслеживаете ли судьбу участников, победителей Конкурса, кем они становятся, куда дальше движутся?
—  Судьбу всех участников отследить невозможно, но мы стараемся следить за судьбой победителей конкурса. Знаем, что многие поступили в театральные вузы. Но есть и совершенно другие примеры. Так, Фатиму Микаилову готовы были принять в театральный вуз без экзаменов, девочка — настоящий самородок, но она решила связать свою жизнь с медициной.
—  Расскажите о спецпроектах внутри Конкурса: школьная летопись, культурный след? Как они появляются?
— Я бы сказала, что Школьная летопись и Культурный след — это все-таки самостоятельные проекты нашего фонда, но я с удовольствием о них расскажу. Всероссийская школьная летопись во многом появилась благодаря «Живой классике». Читающие подростки чаще всего ещё и пишут. И мы с моим коллегой и автором идеи этого проекта, издателем Сергеем Макаренковым решили дать возможность каждому школьнику попробовать себя в роли писателя — написать и издать вместе с одноклассниками книгу. Дети сами выбирают тему, всем классом решают, о чем бы хотели написать и как будет выглядеть их книга. Чаще всего получается сборник рассказов или эссе. Книги, написанные школьниками, мы издаём. Получается такой своеобразный портрет поколения. Для учителя это возможность попробовать проектную деятельность в классе, для ребят — и профориентация, и свободная проба пера, и возможность сохранить воспоминания о школьной жизни. Принять участие в проекте легко, для этого нужно оставить заявку на сайте: school-letopis.ru. У нас есть очень подробные видеоуроки по работе над книгой. Кажется, что задача непосильная, но несколько тысяч классов уже издали собственные книги. Кстати, все книги доступны на сайте проекта.

«Культурный след» — это Всероссийский конкурс идей новых достопримечательностей. Любой человек может предложить идею арт-объекта для своего города, экспертное жюри отбирает лучшие идеи, а профессиональные художники, скульпторы, архитекторы их реализуют. В небольших городах, сёлах, деревнях появляются новые достопримечательности, которые со временем становятся точкой притяжения для местных жителей и гостей города. Часто арт-объект становится поводом для возникновения какого-то культурного события. Например, в Мончегорске памятник поэтической табуретке породил целый международный фестиваль.
—  Международный педагогический форум и Форум кураторов Конкурса. Какие задачи у этих мероприятий и для кого они?
—  Это одно и то же мероприятие. Просто сначала был слёт кураторов конкурса, а через пару лет он вырос в Педагогический форум, на котором обсуждается широкий круг вопросов, связанных с преподаванием гуманитарных предметов в средней и старшей школе, но в центре внимания – литература, чтение, подростковая психология.
—  Расскажите о Вашей работе с зарубежными коллегами. Развивать читательские практики в условиях чужой языковой среды — это совсем особенная задача.
—  Международная составляющая появилась у конкурса на второй год его существования, в 2013 году. Сначала в конкурсе принимало участие 9 стран, потом 25, а через пару лет 80. В разных странах у конкурса была своя история. Где-то его воспринимали на «ура», где-то проект, связанный с русским языком, вызывал сопротивление. В конкурсе участвовали соотечественники, для которых русский язык был родным, билингвы и иностранцы, изучающие русский язык. К каждой категории необходимо было выработать свой подход. Чем больше мы работали с другими странами, тем больше у нас возникало вопросов, тем больше мы видели проблем и пустот. Соответственно, возникали спецпроекты. Во-первых, мы поняли, что было бы полезно наладить коммуникацию российских и зарубежных школ и стали проводить телемосты между школами. Так стали появляться школы-побратимы, которые отправляли друг другу посылки, дети вступали в переписку со своими ровесниками из других стран. Такая дружба открывает возможности для международного обмена, даёт детям, живущим за рубежом, повод совершенствовать русский язык. Также важно было организовать обмен опытом и педагогическими практиками русских и зарубежных кураторов конкурса. Для детей, проживающих за рубежом, сильное препятствие для совершенствования и изучения русского языка — отсутствие мотивации. Зачем изучать русский язык, если собираешься всю жизнь жить в другой языковой среде. Нам было важно дать зарубежным школьникам возможности, которые они могут получить только на русском языке, — образовательные программы, профориентацию, возможность публиковаться в СМИ, реализовывать собственные социальные проекты. И конечно, одна из отличных возможностей, которую получают иностранцы, изучающие русский язык, — возможность приехать в «Артек». Конкурс очень расширяет наш кругозор, позволяет увидеть картину с подростковым чтением в разных странах, понять, как обстоят дела с русским языком в разных уголках мира, и нащупать препятствия, которые нужно преодолеть, чтобы ситуация улучшилась.
Фонд «Живая классика» реализует свои проекты на средства гранта Президента Российской Федерации на развитие гражданского общества, при поддержке Министерства просвещения, компании «Норникель» и ГК «Просвещение».