СПЕЦПРОЕКТ: СБИТЬ «КОРОНУ»!
Здоровая ситуация — это сочетание очного и дистанционного
Возможен ли полный переход школьников на цифровое обучение? Как дистанционные технологии будут использоваться теперь, когда все учителя их освоили? Изменилась ли роль педагога в жизни ученика? Обо всем этом мы поговорили с экспертом одного из «гигантов» дистанционного обучения — руководителем направления продвижения Яндекс. Учебника Ириной Савицкой.
Ирина Савицкая
руководитель направления продвижения Яндекс. Учебника
Школа — это очень удобная организация
— Как вы считаете, какие перспективы у «цифры» в образовании?
— «Цифра» становится неотъемлемой частью жизни и, соответственно, образования. И она видоизменяет его, оставляя, однако, на месте ключевые фигуры — учителя и ученика. Сейчас почему-то активно ведутся разговоры о замене учителя «цифрой» — это некорректно по ряду причин. Во-первых, очевидно, что с точки зрения социально-экономических параметров школа — это очень удобная организация. Хотя бы потому что за десятком детей смотрит один человек. И родители в этом время могут спокойно работать. Вторая причина — чем сложнее мир, тем больше детям нужен индивидуальный подход, который в полной мере может обеспечить только учитель.
Цифровые инструменты должны лишь помогать автоматизировать и упрощать педагогическую рутину. И у учителя появится больше времени, чтобы работать с каждым конкретным ребенком, корректировать его в воспитательных аспектах, работать над функциональной грамотностью: уметь применять знания и навыки в реальной жизни, уметь находить тенденции, закономерности, размышлять, задаваться правильными вопросами. Всему этому учит только педагог, и в ближайшее время в «цифре» не появится ресурсов, способных дать это все ребенку.
— А может ли образовательный процесс полностью уйти в онлайн?
— А зачем? Полная замена очной школы заочными системами бессмысленна. Ребенок ходит в школу не только для того, чтобы получить знания. Есть целые блоки воспитательной работы, очень важна задача социализации, общения детьми друг с другом, с коллективом. Важно общение с учителями, чтобы выработать модель взаимодействия со взрослым человеком — важно, чтобы это был не родитель. И я не вижу смысла это переводить на дистант.
Для того, чтобы использовать дистанционные технологии, нужно рассматривать отдельно каждую конкретную задачу. Если ребенок чего-то недополучает в школе (например, нет учителя по химии) — ему полезно будет пойти на любой интернет-ресурс и пройти этот курс. Или это могут быть какие-то дополнительные курсы — программирование, например. При этом остальные знания он может успешно получать в общем формате. Здоровая ситуация — это сочетание очного и дистанционного. Ведь когда появилась машина — мы не перестали ходить, не заменили одно другим. Какие-то радикальные решения возможны в экстренных ситуациях — например, во время карантина.
Цифровые инструменты должны быть обязательно
— Кстати о карантине. Как вы считаете, изменил ли коронавирус школьное образование?
— Конечно. Ведь был создан прецедент, мы все попробовали перейти на дистант. И выяснилось, что учителя к этому не готовы. И к ним тут нет претензий, ведь никто даже предположить не мог, что такое случится. Оказалась не готова и в целом система: у нее не было соответствующих ресурсов. Поэтому сейчас главная задача государства, над которой оно уже работает — довести до ума ресурсную базу, оказать методическую поддержку учителям.
Я уверена, что учителя сейчас с бОльшим интересом будут обращаться к дистанционным ресурсам. Хотя бы потому что всем теперь ясно: от технологий никуда не уйти, их нужно осваивать. В связи с ситуацией многие попробовали работать в онлайн-формате и поняли, что это не так страшно. Я считаю, что сейчас процесс перехода к работа с цифровыми инструментами ускорится.
— А как вы считаете, каков оптимальный баланс между дистанционным образованием и классическими методами школьного образования? В какой мере дистант должен присутствовать в жизни школьника?
— Тут нет универсального ответа. Ученик может обходиться и совсем без дистанта: например, если он учится в какой-нибудь классной городской гимназии, где преподают сильные учителя-предметники. Другое дело, если это какая-нибудь школа в удаленном районе, где не хватает предметников. В таком случае ребенок может и 30% времени проводить на дистанте, и это будет оправдано. Для каждого ребенка, школы и учебной ситуации должен быть свой подход.

Я бы сказала так — цифровые инструменты должны быть обязательно. Во-первых, это очень эффективный элемент в общей палитре инструментов учителя. Чем больше эта палитра — тем эффективнее учитель, который к каждой конкретной ситуации может подобрать отдельный инструмент. Чем больше он знает методических материалов, конструкторов, цифровых материалов, тем лучше. И в этом отношении цифровой инструмент — тоже самое, что и методичка. И для отдельных учебных ситуаций это может быть лучшим решением.
Во-вторых, сейчас недооценивают тезис о том, что детям предстоит жить в мире, где все обучение, особенно профессиональное, будет переходить в онлайн. Стандартные традиционные учебные инстанции не успевают за созданием новых профессий, поэтому появляются онлайн-решения. Посмотрите на любой серьезный взрослый образовательный ресурс — «Нетология», «Яндекс.Практикум», другие курсы обучения профессиям. Очень важно, чтобы дети, которые сейчас ходят в начальную и среднюю школу, выработали паттерн обучения в цифровой среде. У нашего поколения этого паттерна нет. Что нынешние родители делают в интернете? Сидят в соцсетях, на Youtube, в интернет-магазинах — вот и все. И учитель — это единственный человек, который может «водить ребенка за руку» в интернете и показывать ему возможности сети. Тут даже не важно, какой ресурс применяется для обучения. Главное — показать ребенку, что интернет — это не просто сборник статей плохого качества: там можно учиться, нарабатывать навыки.
Есть мгновенная реакция на ошибку
— Классические методические практики можно перенести в интернет или приходится изобретать все новое?
— Почти все практики переносятся в интернет. Пока нет ни одного инструмента, который бы кардинально изменил образовательный опыт или учебные сценарии. Потому что эти сценарии очень устойчивы, они формировались столетиями, и придумать что-то принципиально новое сложно. Другое дело, что цифровые инструменты на текущий момент уже придуманы для всех учебных ситуаций.

Тут главное понимать, зачем ты используешь тот или иной инструмент, в какой учебной ситуации он тебе действительно нужен. Мы (методисты Яндекс. Учебника — прим.ред.) иногда ходим на уроки к молодым учителям, и у некоторых из них мы наблюдаем диджитал-фетишизм. Они используют за время урока по пять, по семь цифровых инструментов — и часто это оказывается избыточным для достижения поставленной учебной цели.
Словом, кардинальная трансформация сценариев не предполагается. Но во время дистанта наблюдались попытки полностью повторить оффлайн, и это тоже неправильно. Учитель должен понимать, что сценарий необходимо откорректировать с точки зрения дистанционного формата. То есть, например, и в онлайн, и в оффлайн-магазине мы покупаем товар — жизненный сценарий не изменился. Но есть определенные особенности, связанные с тем, что это проходит в дистанте.
— Евгений Лурье в рамках ММСО рассказал, что задача цифровых учебников на ближайшие годы — сформировать новый образовательный опыт. О каком опыте идет речь?
— Сейчас многие учителя с трудом реализуют в классе командную работу. А в «цифре» есть решения для того, чтобы ребенок мог работать в группе. Кроме того, можно в режиме реального времени смотреть результат работы такой группы, не только конкретного ребенка, сравнивать достижения групп между собой.
— Как изменилась роль учителя с приходом «цифры»?
— Однажды я прочитала статью, которая была полностью созвучна моим мыслям. Сейчас приведу из нее пример. Возьмем школьный предмет — историю. Раньше задача учителя истории сводилась к тому, чтобы дать ученикам как можно больше подробной информации об исторических событиях. Теперь же эти данные доступны в поисковике, их не надо запоминать. Теперь учитель должен научить ребенка выявлять исторические закономерности, анализировать. Одним словом, он должен сосредоточиться не на фактологии, а на мышлении.
Чтобы помочь учителям влиться в новую образовательную реальность, мы создали проект «Я Учитель». Он помогает освоить навыки и практики преподавания, необходимые для обучения детей в современном мире. Кстати, в октябре в рамках проекта во второй раз запускается бесплатная диагностика компетенций педагогов — интенсив «Я Учитель». Тестирование направлено на гибкие навыки — оно поможет учителям определить свои сильные и слабые стороны, получить рекомендации по развитию и пройти подобранные персонально курсы.
— Какие особенности современных детей нужно учитывать при разработке методических материалов для дистанта?
— Современные дети быстрые, гораздо быстрее нас. И важно от них не отставать. Мы часто общаемся с учителями и спрашиваем у них — знают ли они, что делают дети в интернете? Они говорят, что дети сидят в социальных сетях. Но когда мы спрашиваем, о каких социальных сетях идет речь, они называют ВКонтакте, Одноклассники, Facebook… Но дети сидят в других социальных сетях! Это TikTok, Like… Я к тому, что даже за теми понятиями, которые нам кажутся современными, для детей стоит уже совершенно иная реальность. Дети вне зависимости от того, разрешают им это или нет, с 5−6-летнего возраста начинают играть в компьютерные игры. У них огромная скорость реакции в игре, поэтому для него практически невозможно 40 минут просидеть перед учебником, где одна страница не переворачивается в течение, например, 20 минут. То есть, ребенок в школе испытывает чувство постоянного принуждения, ему часто бывает скучно. Так формируется мотивация избегания. Поэтому нужно самим ускоряться и придумывать другие форматы активности. На уроке нужно постоянно менять виды активности — и хорошие учителя это делают интуитивно. Темп восприятия и скорость мира, который их окружает каждый день, у современных детей уже гораздо выше, чем-то, к чему привыкли мы. И когда говорят, что дети ничего не хотят, это чаще всего связано с тем, что мы их не заинтересовали, мы для них скучны.
— А в Яндекс. Учебнике вы как это все реализуете?
— Ну, во-первых, у нас есть мгновенная реакция на ошибку — ребенку не надо ждать, пока учитель проверит задание. Ребенку сразу говорится, правильно ли он действует, потом дается новая попытка, обратная связь происходит здесь и сейчас. Кроме того, у ребенка есть возможность выбрать, например, с какой задачи он начнет решать. Это дает ученику ощущение определенной свободы. А еще у нас хороший иллюстративный материал — он поясняет содержание задачи, не отвлекая ребенка от его решения.
Мы стараемся формировать у ребенка мотивацию достижения — не ругаем за ошибки, а учим относиться к ним, как к способу достижения результата. Попытки не сгорают, а просто заменяются чисто на визуальном уровне — мы стараемся избежать ощущения того, что ребенок что-то теряет, проигрывает.
— Правильно ли мы понимаем, что урок в Яндекс. Учебнике укороченный?
— Яндекс. Учебник — это задачник. Учитель выдает задания, с помощью которого ребенок отрабатывает навык. Причем это не тесты, а интерактивные упражнения, где ученик может перетаскивать что-то, распределять по группам и так далее. Это цифровой ресурс в первую очередь для начальной школы — а, значит, ребенок не должен проводить перед компьютером дольше 15 минут. Ему будет скучно, он устанет, да и концентрация внимания в начальной школе дольше этого времени практически невозможна. Кроме того, это риски для зрения. Поэтому на выполнение заданий в Яндекс. Учебнике ученики тратят от 10 до 20 минут.
Читайте также:
Другие статьи спецпроекта