Круглый стол Инобра НИУ ВШЭ и РАНХиГС: Школьная психология. Реальность современной школы
21 июня в Институте Образования Центр исследований современного детства НИУ ВШЭ и РАНХиГС провели круглый стол, посвященный болевым точкам современной школьной психологической службы «Школьная психология. Реальность современной школы». В дискуссии приняли участие Катерина Поливанова — доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ; Светлана Манухина — кандидат психологических наук, доцент Института общественных наук РАНХиГС, руководитель отдела психологического сопровождения ОАНО «Школа «Летово»; Кирилл Хломов — кандидат психологических наук, начальник психологической службы, старший научный сотрудник лаборатории когнитивных исследований ИОН РАНХиГС, руководитель центра содействия развитию детей и подростков «Перекресток», а также профильные специалисты из школ и лицеев Москвы. Собравшиеся постарались поднять и зафиксировать ключевые вопросы, скопившиеся к сегодняшнему дню.

По мнению Катерины Поливановой, до сих пор нет точного понимания, какие функции должна выполнять психологическая школьная служба.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Чем же должны заниматься школьные психологи, где их «экологическая» ниша, где они делают нечто такое, чего не делает никто другой, и они делают это лучше всех? Ни у профессионалов внутри этой системы, ни у тех, кто смотрит со стороны, ни у родителей, ни у педагогов, — нет ответа на этот вопрос.
Кирилл Хломов отметил, что тема поддержки и сопровождения психологических служб, профессионального обмена в среде психологов остается очень острой.

По мнению профессора Поливановой, нынешняя концепция психологической службы абсолютно неохватна.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Возникает простой и очевидный вопрос: где масштаб деятельности школьного психолога? Что должен уметь психолог, который работает в школе в отличие от частного практикующего психолога? Есть ли здесь специфика, касается ли она именно психологических трудностей, связанных с образованием, стоит ли локализовать эту работу?
Кирилл Хломов обратил внимание, что в Москве в разных школах реализованы очень разные модели психологического сопровождения. Как их сделать более управляемыми, более ресурсными, как может быть реализована современная концепция психологической службы в школе пока остается неясным.

Светлана Манухина предложила критерии успешности психологической службы.
Светлана Манухина
Кандидат психологических наук, доцент Института общественных наук РАНХиГС, руководитель отдела психологического сопровождения ОАНО «Школа «Летово»

В ключевые углы для успешной психологической службы должно быть поставлено:

  • определенная цепочка вышестоящих инстанций, которым подчиняется психологическая служба в школе;
  • сложившийся конгломерат взаимодействующих между собой специалистов;
  • четко сформулированные полномочия психолога;
  • точки доступа специалиста к взрослым и детям, т.к. ментальность общения с психологами до сих пор не сформирована.
Также эксперт отметила, что вопрос, должна ли психологическая служба быть обособленной или должна быть влита в образовательный процесс остается открытым.

В продолжение дискуссии экспертами были подняты острые проблемы школьных психологических служб. Катерина Поливанова отметила, что сейчас нет четкого понимания, как должна быть устроена психологическая служба в школе и как из множества моделей подобрать службу к конкретной школе; также остается неясным механизм образования этих моделей.
Константин Серегин
Кандидат психологических наук
Было бы здорово, если бы у школы была возможность быть потенциальным заказчиком и выбирать тех специалистов, которые ей нужны под собственную модель. В зависимости от выбранной школой модели можно делегировать непрофильные задачи внешней организации на психологическое сопровождение.
По мнению профессора Поливановой, число тьюторов, которые берут на себя функции узкопрофильных школьных психологов, активно растет.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Вне школы очень широкое предложение разного рода специальных квалификаций и мы получаем совершенно другой ландшафт, изменения в котором нужно очень сильно учитывать.
Профессор Поливанова также отметила, что появился запрос на создание специальных психологических служб для детей с ОВЗ.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Аутизм, ранняя шизофрения, БАР, гиперактивность… Кто способен написать для таких детей индивидуальную программу? Можем ли мы себе позволить держать специалистов узкого профиля? Это очень трудно.
Татьяна Беглова
Центр «Точка Пси»
Школа не может сформулировать свою потребность в психологах как конкретный запрос — об этом говорит настоящая концепция. Нам нужно понять и определить границы, мы должны вычленить потребность системы образования, что она ждет от психологической службы.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Что случилось в конце 80-х, что в школе появились психологи? Это неслучайное событие, это общемировой тренд. Напомню, что это период преодоления унифицированной модели школы, обсуждение проблем индивидуализации и вариативности, образование для самого человека, Получается, тогда появился запрос на другое образование, и казалось, что удовлетворить его смогут психологи. Сегодня — новые специалисты в продолжении той же линии. Это иное целеполагание образования.

Эксперты определили основные темы и предложения, которые будут обсуждаться на предстоящих регулярных круглых столах.

  • Что школа ждет от психологов? Запрос заказчика.
  • Методика работы психологической службы с родителями.
  • Оценка эффективности деятельности психолога.
  • Методики эффективной работы с учителями.
  • Профессиональная литература школьных психологов — 100 главных книг.
  • Этика взаимодействия ученика и педагога.
  • Выгорание педагогов и школьных психологов.

В заключение Катерина Поливанова оценила необходимость коммуникации заказчиков и исполнителей. Дискуссии между руководителями школ и психологическими службами поднимут наболевшие проблемы в этой сфере, благодаря чему удастся найти способ описать практики различных моделей.
Катерина Поливанова
Доктор психологических наук, профессор, научный руководитель Центра исследований современного детства Института образования НИУ ВШЭ
Я думаю, что такие практики можно собирать и публиковать, рассказывать про них. И надо найти какие-то точки, где можно выговориться, или сравнить, или обсудить профессионально. Какие-то точки пересечения надо искать. У меня нет абсолютной уверенности в том, что-то, что мы делаем — это эффективно. Но если не делать, тогда точно эффекта не будет.