Круглый стол ФИРО: проблема школьного буллинга
Федеральный институт развития образования (ФИРО) РАНХиГС совместно с интернет-изданием «Мел» провел второе заседание Дискуссионного клуба. Эксперты обсудили тему школьного буллинга.
Мария Зеленова
Клинический психолог, участник команды Травли.Net
Травля — это всегда насилие. Всегда есть агрессор и жертва. Шутка — это когда смешно всем. Травля — это когда объекту шуток не хорошо и не весело. Плюс, это ситуация, когда конфликты или ссоры происходят систематически.
Светлана Кривцова
Ведущий научный сотрудник ФИРО РАНХиГС
Редко когда в школе существует закрепленная система правил, которые касаются всех этих конфликтных вещей. В школе могут работать самые харизматичные учителя и учиться самые талантливые дети, могут проходить самые интересные занятия, но буллинг всё равно может вылезти. У буллинга — клинические причины. Сначала думали, что буллинг — потому что дети не умеют общаться. Потом думали, что в проблема в детях с низкой самооценкой. Зато теперь коллеги говорят, что работает только клинический подход. Это значит, что с какой-то вероятностью в популяции встречаются личностные расстройства определенного типа с низким уровнем эмпатии, с неправильным воспитанием, с искривленной системой представлений о мире.
Дмитрий Модель
Директор школы № 2101 «Сергиево-Посадская гимназия им. И. Б. Ольбинского»
Травля всегда начинается скрыто и, к сожалению, мы её видим только тогда, когда с ней уже нужно бороться. Могу сказать, что в моей школе нет травли, но опять же я могу константировать только случившийся факт. А сколько скрытых процессов идёт? Если есть социальная группа, неважно где она складывается, в школе или в вузе, или ещё где-либо, всегда есть риск, что травля возникнет.
Анна Тихомирова
Руководитель психологической службы «Хорошколы»
В нашей школе собираются дети с высоким интеллектуальным потенциалом. Они приходят к нам из других школ, где сталкивались с буллингом. Некоторых из них травили как отличников, кто-то был малосоциализированным, потому что творческие дети не всегда хорошо вписываются в коллектив. Мы сразу начинаем работу с ними.

Мне кажется, самое главное, что мы сделали за пять лет существования школы, — это договорились о едином подходе, о том, как взрослые внутри школы должны реагировать на малейшую ситуацию нарушения границ личности. Реагировать всегда последовательно и системно. Это был первый и самый сложный шаг: договориться о едином подходе.

Наша задача — не наказать и не пристыдить ребенка, а восстановить уважительные отношения, сделать так, чтобы каждому участнику данной ситуации стало комфортно. Сейчас дети уже сами приходят и рассказывают о любых, самых мелких ситуациях. Как только кто-то кого-то обидел, мы об этом знаем. Тот, кому плохо, просит о помощи. При разборе ситуации обязательно присутствует психолог, социальный педагог. Дальше происходит медиация между тем, кто нарушил чьи-то границы, и тем, кто является жертвой. И очень важно, что присутствуют наблюдатели — дети, которые стали свидетелями ситуации. Сначала было очень трудно. Дети смеялись над словами «не бережное отношение к другому». Сейчас для них это уже стало нормой.
Максим Дулинов
Директор ФИРО
Работа должна быть системной и всеобъемлющей. Я приглашаю не просто к диалогу, а к совместному, скажем так, написанию рецептов. Коллеги сегодня говорили о том, что буллинг не любит гласности. Я с этим абсолютно согласен. Замалчивание — это самое страшное, что может произойти, причем, как в детском, так и в учительском коллективе. Хочу еще отметить, коллеги сказали важную вещь — про родителей. На самом деле, это ресурс, который на данным момент не так сильно вовлечен в проблему буллинга, а на самом деле, мы четко понимаем, что вовлекая родителей, можем добиться определенных успехов. В национальном проекте образование есть федеральный проект «Поддержка семей, имеющих детей», направленный на консультирование по разным вопросам, в том числе, по проблеме буллинга. Я приглашаю всех заинтересованных коллег к реализации данного проекта.