Михаил Кларин

ведущий научный сотрудник Лаборатории дидактики Института стратегии развития образования Российской академии образования
EDexpert / №1 ОСЕНЬ 2017


«ДЕЙСТВОВАТЬ В УСЛОВИЯХ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТИ»
Своим видением тенденций в развитии образования с читателями EDexpert делится Михаил КЛАРИН.
ДВЕРИ В ТУАЛЕТЕ И ОБРАЗОВАТЕЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ

Эксперты полярно оценивают развитие системы российского образования: кто-то говорит о развале, кто-то — про огромный потенциал. А как считаете вы?

Я не работаю с системой образования в масштабе страны, поэтому обобщать не возьмусь. Мое предположение: в российской практике образования сосуществует несколько разных укладов. Но я не социолог, я не могу подтвердить это утверждение социологическим или статистическим материалом, полученным на больших выборках. Однако как эксперт я работаю с образовательными проектами, имеющими высокий потенциал, как педагогический, так и социально-образовательный. И это не абстрактный потенциал отдаленного будущего, а реализующийся потенциал сегодняшнего дня.

Если говорить обо всей системе образования проблематично, то, может быть, вы поделитесь своими впечатлениями от конкретных образовательных организаций, с которыми имеете дело как эксперт?

Я помогаю развивать и одновременно изучаю инновационные образовательные практики на разных ступенях образования. Вижу талантливых людей, талантливые коллективы, и в то же время моя выборка нерепрезентативна. Возьмем среднее образование. Например, государственная общедоступная школа, но она авторская, и ее полуофициально называют «Школой Ямбурга». Или частная «Новая школа», которая не является типичным представителем частных школ. Или развивающийся образовательный проект — создание общеобразовательной школы нового типа в регионе, в одной из российских особых экономических зон. И в этом случае лучше не обобщать. Как исследователь и как практик я придерживаюсь феноменологического подхода.

Могут ли рядовые школы перенять что-то из опыта тех же «Школы Ямбурга» или «Новой»?

Есть известная мысль Ушинского, что передается не опыт, а мысль, выведенная из опыта. Но есть и реальность директив о внедрении…

Я не верю в прямую трансляцию. Заявки на проектное обучение, проблемное обучение, деятельностное обучение могут выглядеть привлекательно, фразеология помогает получать ресурсную поддержку — все это понятно. Но ни одну из этих практик не получается «взять на карандаш» и транслировать Я видел варианты «внедрения» таких способов обучения — получаются версии «лайт». Например, проектами называют то, что всегда применялось как задания для самостоятельной работы. Причем педагоги энергично настаивают: «Ну и что, что каким-то признакам не соответствует, а детям интересно…» Дело не в признаках, а в сути образовательных практик, которая пропадает при поверхностном, назывном «внедрении». За целостными практиками стоит не только методический инструментарий, но и ценностные установки педагогов. Невозможно инсталлировать в педагогов интерес к движению мысли ученика, идущей не по образцу, интерес к детям. Невозможно транслировать командную работу педагогов.

В «Новой школе» в туалетах делают специальные двери, чтобы дети могли маркерами писать на них. «Нам интересно, что им захочется написать», — говорит учредитель Юлия Вешникова. Будем относиться к двери для надписей как к образовательной инновации?.. Будем, но не к двери и маркерам, а к той действительно инновационной образовательной практике, которую сейчас развивают создатели школы. Эта практика шире формализуемой программы, основана на интересе к детям, осваивающим культуру и одновременно создающим свои образы мира. Представим, что практика выдержала проверку временем и мы собрались ее транслировать. Но разве дело в материале двери и закупке маркеров? Как транслировать интерес к детям, ценности, которыми заряжен коллектив педагогов-лидеров?

РИЗОМА: ВЫРАЩИВАНИЕ И РАЗРАСТАНИЕ

Тогда получается, что транслировать педагогический опыт в принципе невозможно?

Невозможно впрямую транслировать сложную практику, и не только в образовании, но и, в принципе, в любой организационной системе. Знаю это по опыту организаций в сфере бизнеса. В то же время крупные компании прекрасно «отпочковывают» лучший опыт. Получается парадокс: прямое «пересаживание» вроде бы бесперспективно, но в то же время масштабирование происходит. В чем разгадка?

Одна из находок недавнего времени состояла в том, чтобы не «пересаживать» организационную структуру, а развивать организационную культуру. Действовать через ценности, через поведенческие проявления, работать с организацией как со сложной социотехнической, то есть человеческой, системой.

В случае со школой подход еще более тонкий и чувствительный. Надо выращивать целостные образцы, основанные на людях, на носителях. И тогда получается, что каждый раз надо выращивать какую-то «рассаду».

«Рассада» — это отдельные педагоги?

Нет. Суть именно в «рассаде», в целом клубке с разветвленной «корневой системой». В постмодернистском дискурсе есть модное понятие «ризома», заимствованное из биологии. Нечто живое, переплетенное, где все связано со всем. Так вот: ризомное образование можно «вырастить».

«МОЯ КНИГА — НЕ ПРОПАГАНДА»

Книга «Инновационные модели обучения: исследования мирового опыта», в которой вы обобщили колоссальный опыт ученых и практиков, заслуживает особого внимания педагогов. Но не кажется ли вам, что прочтет ее только узкий круг специалистов?

Так и есть. Книга адресована не всем. И не только по техническим причинам ограниченного тиража. Это исследование, а исследование и пропаганда — разные вещи. Книга исследует, но не пропагандирует инновации!

Если ее использовать для прикладных целей, то надо быть… нет, не осторожным, а — осознанным! Если что-то из описанного вызывает интерес, то книга поможет сориентироваться, куда, зачем и в каких дозах это встраивать. Не дай бог все это взять и сразу применить!

Евгений Ямбург в отзыве о вашей книге остерегает педагогов от изобретения «педагогического велосипеда». А как же творческий поиск?

Ямбург предостерегает от метода проб и ошибок, который идет от незнания. Изобретать велосипед — это нормально. Было бы странно, если бы этого не происходило, сегодня самое время изобретать. И велосипеды тоже могут быть инновационными. Но при этом полезно знать, какие изобретения уже есть на свете.

При всем многообразии прогрессивных технологий и множестве перспективных инноваций педагоги зачастую ограничивают себя стандартными формами. Почему?

Считаю саму постановку вопроса непродуктивной: ни традиционность, ни инновационность не самоценны. Образовательные практики должны быть уместными. Важна не привязка к форме, традиционной или новой, важно понимать, для чего, для каких задач мы хотим использовать формат урока, разработки проектных заданий и т. д. Это задачи образовательные, управленческо-административные, потому что таковы требования или так удобнее? В стремлении к инновационным или к традиционным формам самим по себе я вижу ограниченность профессионального мышления. Считаю, что в выборе и применении инновационных образовательных практик важны осознанность и целесообразность.

ПЕДАГОГАМ НУЖНЫ МАСТЕРСКИЕ

Освоение педагогических методик и технологий — дело длительное и трудоемкое. Как сориентироваться в передовых тенденциях и инновациях?

Подготовка педагога должна быть сродни подготовке в творческих профессиях. Например, режиссера или актера, которым профессия педагога во многом сродни. Практический педагогический опыт должен осваиваться в мастерских.

В чем вы видите роль мастера?

Мастер — это носитель профессиональной практики высокого уровня. Но такая практика не передается, а выращивается, о передаче можно говорить условно. Она происходит в прямом взаимодействии. И способы выращивания у каждого свои. Есть мастера, которые руководствуются принципом «делай как я». Есть те, чей девиз «делай как мы», «как у нас», «как здесь». И есть мастера с подходом «делай как ты». И те и другие передают профессиональное мастерство. И прекрасно, когда есть выбор.

Длителен ли такой процесс передачи знаний?

И на коротких мастер-классах можно проникнуться, по-хорошему заразиться и духом, и элементами глубокой практики. Но возможны и развернутые мастерские, из которых можно уйти с укоренившейся и развитой практикой. По сути, творчески настроенные учителя устраивают себе такие практики, приходя к наставникам или в коллективы, выращивая в себе эту культуру.

А как быть с тем, что очень тяжело передается: атмосфера, настроение, мотивы, ценности?

Почти сто лет назад исследователи управления открыли, что, помимо традиционного управления и оргструктур, есть еще неожиданная и очень важная сторона работы организаций — человеческие взаимодействия. В школах это было известно, хотя и не так давно, как кажется.

Еще одно сравнительно недавнее открытие — неявные или скрытые знания, которые впервые заметил и описал Майкл Полани. Те, что невозможно передать в виде текстов и прямых инструкций, но можно освоить. Как раз в формате мастерских. Только от живого человека к живому человеку через совместную деятельность и совместно прожитый опыт. И больше никак, других способов пока не придумали.

Скрытые знания нельзя кодифицировать?

Современные организации стремятся к этому. Как-то глава компании Hewlett-Packard сказал: «Если бы Hewlett-Packard знала бы все, что знает Hewlett-Packard, то мы утроили бы свою производительность». Это как раз столкновение с парадоксом: мы знаем, но не можем ухватить, описать.

Весь человеческий опыт, в том числе педагогический, состоит из кодифицируемого, формализуемого массива и того, что никак не поддается формализации. Но если мы обращаем внимание на это и понимаем, что там заложено что-то ценное, без чего нам не обойтись, то нас ждет интерактивное погружение, освоение. И хорошая подготовка учителя, на мой взгляд, будет идти через сочетание того, что формализуется, и того, что принципиально не кодифицируется.

НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ ПОЗНАНИЯ МИРА — ЭТО ОТКРЫТИЕ

Каким вы видите современного директора школы?

В идеале директор — это и менеджер, и лидер. Менеджер — управленец, организатор эффективного достижения поставленных целей. Лидер расширяет рамки, сам расширяет понимание целей, привносит новые цели. Но берут на работу менеджера, должности «лидер» нет в штатных расписаниях образовательных организаций. Лидерство сложно формализовать. Задача найти креативного лидера стоит во многих образовательных проектах, а часто и в целых регионах.

Какова позиция государства в отношении назначения таких руководителей?

Я работаю с проектами в регионах, где сформирована четкая позиция. Это позиция регионального министра образования и одновременно системы. Вижу, что есть регионы, в которых важно, чтобы руководители были лидерами, а не только менеджерами. Чтобы они видели перспективы образовательной организации, выстраивали стратегии. А построить стратегию развития — это творческая задача! Шаблонов просто нет.

Новые задачи повлекут за собой новые компетенции, которыми должны обладать руководители образовательных организаций…

Скорее, для этого нужен другой набор способов управления. Потому что, когда специально формулируются задачи развития школьных организаций, это особый случай.

Если бы сегодня вы создавали образовательную организацию, какой бы она была?

В качестве эксперта я опосредованно участвую в создании образовательных организаций. Все они направлены на развитие личности, самоопределение, развитие человека как автора своего пути. Они все проникнуты духом того, что называется «субъект-субъектное взаимодействие». Такие школы или образовательные комплексы не только настроены на обучение как подготовку к сдаче ЕГЭ, они ставят более широкие образовательные задачи. Я считаю, что для современного образования — в школе или за ее пределами — ценностью является осознанная сложность познания мира.

Считается, что мир становится неопределенным и непредсказуемым, поэтому образование должно готовить к жизни не просто в меняющемся мире, а в мире неопределенности. Может ли школа к этому готовить?

На этот вопрос легко ответить: «Может, должна…» Но встает другой вопрос: готова ли сама школа действовать и развиваться в условиях неопределенности?

Неопределенность как свойство было присуще миру всегда. Но неопределенность, неоднозначность как свойство человеческого познания — это действительно открытие недавнего времени. В современных организациях, в том числе образовательных, сейчас сосуществует несколько разных укладов.

Уклад порядка — это то, что называется традиционным образованием, традиционной школой. Но есть и другие уклады — становление порядка, сложность, запутанность, в которой порядок еще не просматривается, и, наконец, есть хаос, из которого все возникает.

Наше сознание привыкло стремиться к укладу порядка, но мы не привыкли, что можно жить и продуктивно действовать в условиях сложности, запутанности, хаоса. Это воспринимается нами как беда, а не как источник возможностей. Постоянно жить в хаосе невозможно, но и жить в неизменном порядке — это остановка и застой. Жизнь в условиях высокой сложности трудна, но это та реальность, в которой мы живем.

Области хаоса и запутанности пока не освоены. Их предстоит осваивать и на уровне личности, и на уровне школы как организации. В этом одна из важных образовательных задач и одновременно одна из областей развития управления в образовании.

Свою задачу как эксперта я вижу в том, чтобы помогать образовательным организациям-лидерам, лидерским коллективам думающих педагогов использовать возможности развития за пределами привычного порядка.

Беседу вел Константин АНДРЕЕВ, руководитель образовательных проектов в Музее истории ГУЛАГа



Справка

Кларин Михаил Владимирович

Ведущий научный сотрудник Лаборатории дидактики Института стратегии развития образования Российской академии образования. Главный научный сотрудник Института системных проектов МГПУ. Член совета директоров ОАО «Большая Российская энциклопедия». Профессиональный сертифицированный коуч (PCC) Международной федерации коучинга. Доктор педагогических наук. Коуч высших руководителей — первых лиц и топ-менеджеров российских и международных корпораций. Исследователь инновационных образовательных и развивающих практик, теории обучения, непрерывного образования, развития профессиональных сообществ. Автор более 200 публикаций по развитию управления в организациях, обучению и развитию в организациях, бизнес-тренингу, коучингу, инновациям в обучении, педагогической технологии, непрерывному образованию.
(с) Издательство журнала EDexpert, 2017
Made on
Tilda