Наталья ЦАРЕВСКАЯ-ДЯКИНА

директор направления образовательных проектов «СеверГрупп ТТ»
5EDexpert / №5 осень 2018
ED - СТРАНИЧКА
Я всегда говорю, что инвестировать в образование — идеальный тип вложений. Если ты вложился в образовательный проект и он «выстрелил» — ты успешный инвестор. Если не «выстрелил» — ты филантроп, и это исключительно уважаемо. В плане пиара и кармических плюсов и то и другое прекрасно!

Инвесторов интересует, насколько велик образовательный сегмент? У меня есть любимая шутка: если долго смотреть на целевой рынок, когда-нибудь он покажется тебе большим. Я много лет занимаюсь образовательными стартапами, поэтому мне начинает казаться, что этот рынок большой. Хотя, будем честными, это не так. Если мы говорим о школьном сегменте, то у нас примерно 800 тысяч одиннадцатиклассников и порядка 1,3 млн первоклашек. Совокупно из вузов и колледжей выпускается 3 млн людей в год.

Но если говорить о том, кто платит деньги, то мы увидим, что все родители 35+ охотно рассчитываются за успех собственных детей. Этот сегмент не самый выраженный, но очень благодатный в плане платежной системы.

Гораздо более объемны в численном выражении рынки взрослого дополнительного и B2B-образования. Но и здесь надо быть осторожнее. Мы еще не очень привыкли постоянно вкладываться в свое развитие. Задача образовательного проекта — создать предложение высокого, почти уникального уровня ценности. Скорее всего, это должно быть связано с социальной реализацией учащегося — работа, зарплата, карьера — или с самореализацией.

Опять же инвестору на заметку: на образовательном рынке есть очень серьезные «друзья» — государство и пара профильных министерств, которые могут преподнести сюрпризы. Создавая любой образовательный проект, нужно понимать, что регулятор может, например, прийти и сказать: «Мы не используем VR на детях до 14 лет — это вредит здоровью». И тогда любые VR-проекты ложатся в корзину.

Еще один важный фактор при инвестировании — срок прогнозирования. А в случае с образованием он важен двукратно, потому что у образовательных проектов настолько долгий срок реализации, что его нельзя измерять классическими сроками инвестирования в IT-продукты. Инвестиционный вход в образовательный проект легок до эйфории, а вот выход — не классические три года, а пять и более лет.

Кроме того, с 2014-го, после кризиса срок прогнозирования в бизнесе заметно сократился. В 2015-м, после падения курса рубля и дестабилизации экономики с рынка «вымыло» бизнес-ангелов, а интерес к инвестициям в образовательные проекты был практически утерян. Но сегодня благодаря стабилизации экономики интерес вернулся. И ситуация получилась интересная!

Во-первых, появились абсолютно непрофильные EdTech-ангелы из промышленности, лесопереработки и каких-то неведомых областей, которые вдруг решили, что вкладываться в образование — в их интересах. Во-вторых, «стратеги», обычно являющиеся «замыкающим звеном» во всей венчурной деятельности в России, тоже пришли в образование со своими сформированными интересами. Стратегами заявляют себя «Яндекс», HeadHanter, «Российский учебник», Mail.ru, несколько IT-компаний.

Сейчас в сфере образования в России проектов очень много. И они умудряются находить деньги даже в случайных структурах. И если мне кто-то скажет, что рынок EdTech'a полон инвесторами, я, пожалуй, соглашусь.

Образование — это и про деньги, и про душу. Это очень тонкий стык, который нужно чувствовать. Причем, когда проект идет за инвестициями к непрофильному инвестору, он может сыграть на струнах души. И убедить, что если это не будет какая-то заветная история с десятью иксами, то все равно это будет история интересная, стратегически правильная для рынка и для самого инвестора — ему не будет стыдно за эти вложения. Скорее всего, он будет ими гордиться! Я хочу направить внимание людей, готовых инвестировать, на рынок образования. Возможно, это не сверхдоходно, но тем не менее доходно. Это про будущее — а оно нам очень нужно.


(с) Издательство журнала EDexpert, 2017
Made on
Tilda